RUS  MDA
WebMoney : Z292695501926
 
«     2013    »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
 
 
 
2017 (2)
2017 (2)
2017 (22)
2016 (3)
2016 (1)
2016 (16)
 
\'Красное
 
» 25.07.2013

: РџРћР­Р—Р?Р® – Р’ КЛАСС! / Манифест
: admin 25-07-2013, 19:28

РџРћР­Р—Р?Р® – Р’ КЛАСС!


(манифест классовой поэзии)


От редакции. Мы публикуем этот манифест Рабочей группы авторов как предложение ко всем заинтересованным левым к началу дискуссии по формированию классовой культурной политики.

К открытой дискуссии среди левых в отношении литературно-критического журнала "Транслит", воспоследовавшей после статьи г-на Антоновского "Меньше ноля".

Статья г-на Антоновского послужила поводом к острой внутренней дискуссии, которая выявила принципиальные расхождения во взглядах на работу и дальнейшее развитие журнала между группой авторов* и тем вектором, который начал прослеживаться в "Транслите" от номера к номеру.

Ниже приводятся некоторые принципиальные пункты этой дискуссии.

Рї.1.
Мы видим, что
современный капитализм, перешедший в стадию глобализма, действует тотально во всех сферах жизнедеятельности человека, начиная с рабочего места и кончая частным времяпрепровождением. Капитал все больше наращивает свое присутствие не только в сфере материального производства, но также и в сферах досуга, развлечений, виртуальной реальности, туризма и т.п. и эта тенденция очевидна. Сфер, куда капитал еще не проник, не так уж и много – среди них: наши сны, разговоры с глазу на глаз, поэтическое творчество**.

Рї.2.
Как известно,
начиная СЃ перестройки конца 80-С… - начала 90-С… среди авторов-поэтов начало РІСЃРµ больше преобладать мнение (которое было продекларировано Р?осифом Бродским РІ «Нобелевской речи»), что РїРѕСЌР·РёСЏ («изящная словесность») есть СЃСѓРіСѓР±Рѕ частное занятие, Рё ей следует держаться РЅР° расстоянии РѕС‚ политики Рё общественных Рё социальных процессов. Освободившись РѕС‚ внешней цензуры Рё отказавшись говорить СЃ читателем РЅР° равных Рё Рѕ том, что читателя касается РїСЂСЏРјРѕ Рё непосредственно, РїРѕСЌР·РёСЏ стала постепенно отдаляться РѕС‚ той широкой массы советских читателей, которые Сѓ нее были РІ начале перестройки.

Рї.3.
Мы понимаем, что
РЅРµ только вышеперечисленные причины привели РїРѕСЌР·РёСЋ Рє текущему ее состоянию отсутствия интереса (Р° РїРѕСЂРѕР№ Рё пренебрежительного отношения) СЃРѕ стороны РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕР№ массы наемных работников. Р’ результате смены всей общественно-политической системы РЅР° постсоветском пространстве 20 лет назад Рё реставрации капиталистических отношений поэтическое творчество оказалось вытеснено РЅР° периферию общественного внимания. Это РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёС‚ Рё СЃ реальной политикой. Поэтическое Рё политическое прислужники капитала через большие РЎРњР? выставляют как деятельность малозначимую, смешную Рё нелепую, РЅРѕ чаще всего процессы, идущие РІ этих сферах, замалчиваются. Власть предпочитает маргинализировать, Р° РІСЃРµ чаще Рё криминализировать эти сферы либо ограничивать РёС… циркуляцию лишь РІ отдельном геттоизированном закутке, некоторыми чаемом как «элитарный».

Рї.4.
Мы считаем, что
вопрос об освобождении поэзии от служения интересам эмансипации того или иного класса – есть вопрос будущего (когда классы уже будут уничтожены, в бесклассовом обществе, думать иначе – значит заблуждаться и вводить в заблуждение других), но не настоящего момента. Выход из «поэтического гетто», «индивидуального окопа», «звукоизолированного чертога», «университетской ниши» и т.п., куда загнали сами себя культурные работники, мы связываем в резком отказе поддерживать подобное бытование поэзии.

Рї.5.
Мы думаем как
связать свое положение левого культурного работника с тем положением человека материального труда из самой гущи нашего класса, который подавляется еще больше и грубее, чем подавляют и третируют нас самих. Вся поэтическая сложность, все формальные изыски, все хитроумные литературные приемы и методы – мы пустим в ход для того, чтобы выявить и показать эту самую связь (потому как мы убеждены, что таковая связь существует).

Рї.6.
Мы не будем,
заниматься литературой чистого самообслуживания и самообмана.

Рї.7.
Мы будем
атаковать капитал на многих фронтах и наше поэтическое творчество - одно из тех мест, которое капитал "не видит", соответственно, у него нет заранее подготовленных позиций и ответов на атаку отсюда. Поэзия сейчас находится на периферии общественно-политических отношений, но так было не всегда, наша задача - поместить ее, если не в центр класса, - то двинуть в этом направлении, и у нас есть все необходимое, чтоб наступать здесь, а те, кто хочет оставаться в уже обжитом и высиженном «окопе» или «нише» и считает, что, оставаясь в этом самом «окопе», он находится уже на передовой, кто предлагает лишь получше окопаться, готовясь отбиваться от наседающих на его «окоп» - теряет инициативу. Как гласит военная мудрость, чтобы победить, нужно нападать.

Рї.8.
Время переходить от поэзии левых и для левых к поэзии левой, поэзии для своего класса.

Дополнение 1.

Мы собираемся формировать
новое культурное поле и новую культурную политику взаимодействия человека пишущего и человека читающего, где будем разрабатывать новые критерии и тексты, которые помогут читателю нашего класса лучше понимать поэзию и ее задачи в современном обществе, мы считаем, что от поэзии левых мы уже сейчас должны переходить к определению критериев и условий для левой поэзии"

Дополнение 2.

Для нас важен
(в долгосрочной перспективе) вопрос о статусе поэзии как труда: признание поэтического творчества трудом. Мы считаем, что признание поэта трудящимся является предпосылкой признания нужности поэта классом наемных работников.

Примечание

* - имеются ввиду авторы, придерживающиеся левых взглядов и подписавшие манифест

** - поэтическое творчество, разумеется, не является капиталоемким и на нем нельзя сегодня, в принципе, заработать денег, но капиталистический способ производства и мышления, наряду с постмодернистской философией, оставил на нем свой глубокий отпечаток. В современном капиталистическом мире, где сильно размыты границы эстетического и этического, где стало очень просто подражать и не быть, становится очень просто «делать» стихи. А посему, в лучшем случае, поэзии отводится место где-то между дизайном и фотографией.

Вадим Лунгул, Юлий Р?льющенко, Екатерина Самигулина


Приложение к Манифесту классовой поэзии


«Что надо сделать, чтобы спрятать лист? – спрашивает Честертон. – Надо посадить лес». Р?менно насаждение разжиженного марксизма РІ головы «авангардистов» способствовало процветанию РЅРѕРІРѕРіРѕ корпоративного РїРѕСЂСЏРґРєР°. Нет более надежного лекарства РѕС‚ революций, чем антиреволюционная вакцина РІ РІРёРґРµ салонной революции. РџРѕРґРѕР±РЅРѕ тому, как словом «авангард» стали именовать гламурные произведения рынка, так «социальными бунтарями», «социальными философами» стали называть фразеров, развлекающих буржуазию РІ театрах. Максим Кантор. "РЎСѓРјРјР° истории. Марксизм РІ перспективе франко-РїСЂСѓСЃСЃРєРѕР№ РІРѕР№РЅС‹." (Максим Кантор / РЎСѓРјРјР° истории - СЃРј. http://www.peremeny.ru/column/view/1494)

• Вадим Лунгул / Острая необходимость в левом культурно-политическом издании как рупоре классовой культурной политики. Критика критики

• Екатерина Самигулина / Поэтический уроборос

• Юлий Р?льющенко / Рћ поэтических «тусовках». Зачем «транслитовцы» изображают «левых». РџРѕСЌР·РёСЏ левых Рё левая РїРѕСЌР·РёСЏ

• Вадим Лунгул / От вопроса "Кто говорит?" к вопросу об аудитории "Кому говорят?". Критика практики

• Максим Кантор / Сумма истории (Отрывок)

• Екатерина Самигулина / Поэтическая подборка

• Юлий Р?льющенко / Поэтическая РїРѕРґР±РѕСЂРєР°

• Антон Еремин / Р?ЛЛОКУТР?Р’РќРћРЎРўР¬ МОЕГО ОТНОШЕНР?РЇ Рљ РњР?РўР?НГУ

• Вадим Лунгул / Поэтическая подборка

 
 
: Екатерина Самигулина / Поэтический уроборос
: admin 25-07-2013, 15:19

Екатерина Самигулина / Поэтический уроборос


Р?Р· Приложения Рє Манифесту


Р?мплицитный читатель, предполагаемый терминологическим аппаратом «Транслита», недалеко отстоит РѕС‚ авторов высказывания: РїРѕ сути, подобные тексты нацелены сами РЅР° себя РёР·-Р·Р° узости аудитории. Очень сложно, глядя РЅР° транслитовские РґРёСЃРєСѓСЃСЃРёРё, говорить Рѕ левизне, С‚.Рє. РѕРЅРё, РІ конечном счёте, оказываются постмодернистской РёРіСЂРѕР№, перебрасыванием мячика РѕС‚ Бодрийяра Рє Лакану etc. Текст ради текста, победа постструктурализма. «Ура, гарсон, шампанского!В». Архетип РёРіСЂС‹ вытеснил РІСЃРµ прочие Рё стал главенствующим. Р’ недавнем интервью Михаил Сухотин сказал следующее: «Я думаю, что пишущим сегодня Рѕ современном искусстве, если РѕРЅРё РЅРµ РјРѕРіСѓС‚ избавиться РѕС‚ бесконтрольного использования искусствоведческих терминов, лучше РѕС‚ РЅРёС… вообще отказаться. Ничем, РєСЂРѕРјРµ оздоровления, это для РЅРёС… РЅРµ чревато. Надо же РєРѕРіРґР°-то наконец Рё Рѕ сути поговорить…». Так РІРѕС‚, Р·Р° всеми этими дискурсами, фокализаторами, ресентиментами, наррататорами Рё РїСЂ. суть-то Рё исчезает, растворяется, Рё встаёт серьёзный РІРѕРїСЂРѕСЃ: Р° есть ли РѕРЅР° вообще, или РІСЃС‘ это - лишь РёРіСЂР° разума, строящего забавные (РЅРѕ РЅРµ более) синтаксические конструкции, насыщенные чужими высказываниями, терминологией Рё логическими парадоксами. Произошла подмена содержания формой, Рё если предшествующей литературной традицией провозглашалось РёС… диалектическое единство, то РёР· существующей сегодня практики становится СЏСЃРЅРѕ, что РІ этой диаде форма заняла главенствующее место. Если воспользоваться терминологией РЎРѕСЃСЃСЋСЂР°, РїРѕСЌР·РёСЏ (Рё критика) сегодня – это означающее без означаемого, «пустой знак».

Главным в статье Антоновского, столь взбудоражившей лит. общественность «агентурными намёками», оказались не эти самые намёки, а трезвый (что не менее важно – посторонний, выключенный из «лит. тусовки», хоть и несколько вульгарный) взгляд на современную поэзию, забывшую об изначальных своих целях. «Неоакмеисты», «неосимволисты», «новые левые» – все ударились в сугубо формальные изыскания, и за напластованием игры форм, кроме формы и любви к этой самой форме, нет живого сердца, нет чувства. В левой поэзии, рождавшейся на заре революции, эксперимент, игра не были самоцелью, а лишь формально подчёркивали происходящее обновление мира и поэзии как отражения этого обновлённого мира. Революционная поэзия будила сердца и души народа – поэзия же новых левых (транслитовцев в том числе), адресованная разве что узкому кругу креаклов, интеллигентствующих псевдоучёных и псевдофилологов, потакает только эстетству: посидеть, посмаковать текст, подивиться тому, как он элегантно составлен, разложить его на функции и дискурсивные уровни... Но ведь поэзия - это не эстетствующий формализм, под каким бы лозунгом он ни продвигался; и «сделанный» текст автоматически не становится стихотворением, как бы этого ни хотелось его создателям.

Ориентируясь на узкоспециального читателя, современный формализм, тем не менее, пытается захватить тематическую площадку, на самом деле очень от него далёкую, с весьма сомнительными целями, а именно с целями привлечения к себе внимания. Рефлексия на социальные вопросы превращается в стихах новых «левых» в рефлексию на свою собственную рефлексию etc., и именно здесь весьма ярко проявляется истинная суть подобной поэтики[1]. Социальные вопросы, острые и проблемные, требующие разрешения, попадая в руки «формалистов», становятся лишь поводом для интеллектуальных развлечений. Сегодня в тренде быть сверхэрудированным и при этом «социально ориентированным», причём «социальная ориентированность» лучше всего проявляется не у отдельных авторов, а у групп, где каждый автор выступает как представитель той или иной идеологии, свойственной площадке, с которой он говорит. «Транслит», к примеру, выступает в качестве общей платформы для таких поэтов, как Роман Осминкин, Кирилл Медведев, Павел Арсеньев и пр. Обозначив себя как «левые», они, на мой взгляд, эксплуатируют социальную тему в совершенно эстетском, отнюдь не левом ключе, ибо политика элитарности, достигаемая за счёт терминологической узости (в критике) и формальных игр (в поэзии), играет на руку отнюдь не левому движению.

Разница между «новыми символистами» и «новыми левыми» не так уж велика, как может показаться на первый взгляд: разница лишь в том, что одни позиционируют себя как особ аполитичных (в большинстве случаев), другие – как людей с активной гражданской позицией. Тексты же их практически неотличимы друг от друга по уровню нагромождения бессмыслицы и по бесполезности собственного существования. Переход от символизма к «левизне» можно проследить на примере творчества Галины Рымбу, которая в последнее время стала активно эксплуатировать заводскую[2] и путинскую тематику[3], не отказываясь при этом от «хорьков и шиповников»[4].

РќРѕ мало того, что современная РїРѕСЌР·РёСЏ проявляет такой повышенный интерес Рє форме, эта форма ещё Рё сама РїРѕ себе РЅРµ проста: формальный изыск «затрудняет» мысль настолько, что РѕРЅР° просто перестаёт восприниматься как мысль («хорёк Рё шиповник обнявшись РёРґСѓС‚ РЅР° восток», «вай-фаем набросились пасифаи», «на РёСЃС…РѕРґРµ спины» - цитаты последовательно РёР· Р“. Рымбу, Р?. Соколова, Рђ. Цибули). Такие тексты – это РЅРµ стихи, Р° признаки болезни – как личного сознания, так Рё общественного. Сегодняшняя РїРѕСЌР·РёСЏ – мерило психопатичности РјРёСЂР° РІ целом, РїРѕРґСЃРїРѕСЂСЊРµ для врача, карта заболевания.

Эту нарочитую затруднённость для восприятия современные поэты почему-то приравнивают Рє элитарности, Р° последняя Сѓ РЅРёС… оказывается тождественной «качеству», хотя это совершенно разные категории[5]. «Левенькие» поэты, впрочем, как Рё литинститутовцы (эти «новые символисты») объявляют «элитарным» Рё, следуя РёС… логике, «истинно поэтическим» РІСЃС‘, что находится РІ Р·РѕРЅРµ РёС… компетенции: РѕРЅРё сами себя критикуют (точнее, сами себе славословят), сами назначают правых Рё виноватых, «облизывают» РґСЂСѓРі РґСЂСѓРіР°, забыв Рѕ РІСЃСЏРєРёС… приличиях (так, РїРѕСЂРѕР№ признаются стОящими абсолютно отвратительные стихи Рё абсолютно невнятные поступки – РІСЂРѕРґРµ участия Кирилла Медведева РІ «Школе злословия»). РќРѕ РЅРµ РІ этом суть. Р?стинно левая РїРѕСЌР·РёСЏ РЅРµ должна быть элитарной РІ принципе (тем более, РєРѕРіРґР° разрыв между рабочим Рё интеллигентом РїРѕ-прежнему велик Рё ощущается как «непреодолимый»), С‚. Рє. это противоречит её задачам. Р?ли новые «левые» левы как-то РїРѕ-РґСЂСѓРіРѕРјСѓ, особенной левизной? Коли СѓР¶ назвались левыми – то дОлжно больше обращать внимания РЅРµ РЅР° себя самих, Р° РЅР° потребности того класса, сознание которого брались поднимать, Рё РЅРµ играть РІ высокоинтеллектуальные РёРіСЂС‹, изображая РёР· себя Джойса.

Не следует забывать и о том, что литература в целом (как поэзия, так и проза) сегодня практически полностью вынесена за рамки острых социально-политических процессов, несмотря на все её рефлективные порывы. То, что мы наблюдаем в лит. среде в России сегодня - это кулуарные, камерные явления, закрытые для широкой читательской аудитории - в первую очередь как раз из-за своей специфичности в области языка. Причём эта специфичность даже и не пахнет эпатажем и «хулиганством» (эта традиция прекратила своё существование, пожалуй, на Шише Брянском), скорее – филологическим занудством (что отразилось и на манере чтения). Эпатаж - это то, что с помощью формы должно воздействовать эмоционально, а такого эффекта не наблюдается, так как эпатаж в этой новой формальной поэзии направлен не на читателя, а на абстрактные литературные пласты.

Вот и выходит, что поэты, сосредоточившись на «конструктах», забыли о слушателе. Не преодолев желания играть как конечного, поэт сегодня не сможет преодолеть стену, которая отделяет его от людей. Необходимо выводить поэзию из кризиса, бороться с тенденцией к «закрытости» и «элитарности». Засилье «поэзии ради поэзии» сегодня (и шире: «искусства для искусства») вскоре может привести к тому, что поэзия вообще дискредитирует себя как вид словесного искусства, а литература – как вид искусства вообще, потому что любое искусство предполагает коммуникацию, а «транслитизм» и «литинститутство» – это бесконечный уроборос, чавкающее самодовольство, бессодержательная форма, игра, пустота, нуль.

Примечание

[1] - см. пример1:
«в тот день я решил все-таки заехать на митинг,
хотя велосипед так и не удалось починить,
на марсовом поле собралась типичная политическая тусовка:
немногочисленные фрики, ратующие за отделение ленобласти от россии,
еще какие-то психоделические флаги -
было видно, что протест выдыхается…»

или пример2:
«бывает позовешь на митинг друга поэта
а сам знаешь что к митингам он скептически относится
говорит нужно изобретать новый язык политики
и с ним не поспоришь…»

[2] - «Только в нашем районе было столько заводов:
Шинный завод, Кордный завод, Кислородный…»


[3] - «Путин – таксист, рассекающий по Ордынке,
Путин артист, собирающий с миру по нитке…»


[4] - см., например, здесь - http://www.promegalit.ru/publics.php?id=6531

[5] - что касается критериев качества, – то и они весьма изменчивы в исторической перспективе и зависят во многом от культурной политики тех или иных институций. Быть может, лучше использовать выражение «в материале», то есть когда поэт пишет именно о том, что ему непосредственно известно из своего собственного опыта (прим. ред.)

 
 
 
 
 
{videolist}
 
XML error in File: http://rkrp-rpk.ru/component/option,com_rss_stok/id,9/
XML error: at line 0

XML error in File: http://krasnoe.tv/rss
XML error: StartTag: invalid element name at line 1

 
 
opyright © 2010 Rezistenta Atola