Об Организации Деятельность Новости Анонс Культура Библиотека Видеотека Контакты
   
 
RUS  MDA
Навигация
ГлавнаяОб Организации Программное заявлениеДеятельность АнонсНовости Произвол работодателейЮридическая консультация КультураБиблиотека Видеотека Ссылки Обратная связь Подписка Контакты WebMoney кошелек организации: Z852093458548
 
Календарь
«    Сентябрь 2011    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
 
Популярные статьи
  • Призыв Европейского комитета по связи против войны, собравшемся 4 мая в Париже
  • РАЗРУШЕННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ МОЛДОВЫ
  •  
    Наш опрос
     
    Архив новостей
    Июль 2024 (1)
    Июнь 2024 (1)
    Май 2024 (1)
    Февраль 2024 (2)
    Январь 2024 (1)
    Ноябрь 2023 (1)
     
    \'Красное
     
    » Материалы за Сентябрь 2011 года

    Новости rezistenta.info : Рабство в Молдове / In Moldova secolului XXI mai exista SCLAVIE.
    автор: admin 30-09-2011, 12:12



    Un grup criminal care exploata persoane la munci agricole in raioanele Edinet si Briceni a fost retinut. Principalii membri ai gruparii sunt un cuplu cu varstele de 30 si 29 de ani, locuitori ai or. Calarasi, care actionau in complicitate cu alte doua persoane.

    Conform Comisariatului general de politie, suspectii recrutau si exploatau la munci similare sclaviei cetateni ai RM care provin din familii social vulnerabile din localitatile rurale. Acestia au reusit sa amageasca peste 150 de persoane, printre care si minori.

    Potrivit victimelor, acestia erau alimentati prost, lucrau pana seara tarziu fara zile de odihna si locuiau cate 20 intr-o camera. Oamenii legii au depistat ca majoritatea dintre acestia lucrau de 2 ani de zile fara remunerarile promise. In cazul in care acestia nu indeplineau volumul de lucru impus, victimele erau maltratate. >>>

      Полная новость
     
    Новости rezistenta.info : Олег Шеин: "Не гастарбайтеры отнимают хлеб у российских работников, а Р
    автор: admin 29-09-2011, 13:48



    http://www.antifa.ru/6529.html

    Националистический сегмент российского политического спектра время от времени поднимает тему иностранных рабочих, отнимающих хлеб у граждан России. Время от времени это же мнение высказывают и официальные власти. Tак, в разгар кризиса в 2009 году В.Путин под аплодисменты "Единой России" заявил, что вдвое уменьшит рабочие квоты для гастарбайтеров. Оторвемся от бессмысленной дискуссии про мораль, этику и интернационализм, и оценим реальный уровень проблемы. Итак, в России работает примерно 8-9 млн. иностранных рабочих, из них легально, по миграционным картам — около 1,8 млн. чел. По оценкам Федеральной миграционной службы, ежегодно иммигранты перечисляют из России домой около 12 млрд. долларов, а всего зарабатывают 18 млрд. долларов США. Разница в 6 млрд. остается в России — это питание, жилье, транспорт и т.д.. >>>

      Полная новость
     
    Новости rezistenta.info : Казахстан: поддержите бастующих нефтяников!
    автор: admin 24-09-2011, 22:20

    Казахстан: поддержите бастующих нефтяников!


    http://www.labourstart.org/cgi-bin/solidarityforever/show_campaign.cgi?c=1106

    Казахстан: поддержите бастующих нефтяников!


    В Казахстане уже четыре месяца продолжается забастовка и акции протеста рабочих нефтедобывающих компаний. Сотни человек уволены, многие пострадали, были арестованы; профсоюзный юрист Наталья Соколова приговорена к 6 годам лишения свободы за "разжигание социальной розни", состоявшей в требовании повышения зарплаты, пострадали семьи и дети бастующих. >>>

    Подписать петицию Вы можете здесь

      Полная новость
     
    Новости rezistenta.info : Грузия: Забастовка на "Геркулесе"
    автор: admin 24-09-2011, 21:56

    Грузия: разгон забастовки, преследование профсоюза, принудительный труд

    Забастовка на "Геркулесе"


    http://www.labourstart.org/cgi-bin/solidarityforever/show_campaign.cgi?c=1108

    В Грузии рабочие сталелитейного завода "Геркулес" в городе Кутаиси, недавно создавшие свой профсоюз, были вынуждены выйти на забастовку, чтобы добиться его признания и восстановления на работе 7 своих лидеров, уволенных за создание организации. Через три дня завод был взят штурмом отрядами полиции, 40 человек арестованы. Бастующих угрозами принуждают вернуться к работе. Поддержите кампанию Международной конфедерации профсоюзов с требованием соблюдения профсоюзных и гражданских прав и прекращения репрессий. >>>

    Подписать петицию Вы можете здесь

      Полная новость
     
    Культура : Вадим Лунгул / Классификация
    автор: admin 23-09-2011, 14:01

    Классификация


    (в ответ на речь г-на Медведева, президента РФ, где он объявил учение Карла Маркса экстремистским, см. подробнее здесь)

    Вадим Лунгул / Классификация


    Сидючи за партой,
    Изучаю яды.
    Сам себе не деспот.
    Мне не то чтоб рады.

    Жулики и воры -
    Вертятся вокруг.
    Яды очищаю
    От их грязных рук.>>>

      Полная новость
     
    Новости rezistenta.info : Дима ФР РѓДОРОВ / "Антикаписталисты" и натовская агрессия против Ливии
    автор: admin 16-09-2011, 11:46

    "Антикаписталисты" и натовская агрессия против Ливии


    Дима ФР РѓДОРОВ / "Антикаписталисты" и натовская агрессия против Ливии


    Согласно некоторым "левым", падение режима Каддафи, организованное НАTО, является большой победой ливийского народа и демократии. Tак Новая антикапиталистическая партия (Франции) пишет: "Падение диктатора Каддафи - хорошая новость для народов. (…) Новая жизнь открывается для ливийского народа. Свобода, демократические права, использование природных ресурсов, для удовлетворения основных потребностей народа стоят теперь на повестке дня" (21 августа). Может ли ливийский народ, как и любой другой, быть свободным, находясь под каблуком у НАTО? >>>

      Полная новость
     
    Новости rezistenta.info : Казахстан. Пятый месяц забастовки нефтяников
    автор: admin 16-09-2011, 11:40

    Казахстан. Пятый месяц забастовки нефтяников


    Казахстан. Пятый месяц забастовки нефтяников


    Беспримерная героическая забастовка нефтяников Западного Казахстана продолжается вот уже пятый месяц. Ситуация накаляется всё больше и больше. Власти и работодатели усиливают репрессии, рабочие не сдаются. Новости из Казахстана по-прежнему напоминают фронтовые сводки. >>>

      Полная новость
     
    Новости rezistenta.info : Наше знамя: "Свободу Соколовой! Свободу Урусову!"
    автор: admin 16-09-2011, 11:32

    Наше знамя: "Свободу Соколовой! Свободу Урусову!"


    6 лет тюрьмы - на такой срок была осуждена Наталья Соколова, юрист профсоюза работников АО "Каражанбасмунай", согласно статьям 164-3 и 334-2 Уголовного кодекса Республики Казахстан. Сотни бастующих рабочих "Каражанбасмунай" были уволены, и забастовка отныне считается уголовным преступлением.

    Tакже именно на 6 лет "лишения свободы " был осужден в России в 2008 г. Валентин Урусов, рабочий предприятия АЛРОСА в Республике Саха (Якутия) в результате сфабрикованного дела. Он находится в тюрьме, в сибирской колонии за то, что основал состоящий из 1000 человек независимый профсоюз. Его арест был ответом на волну рабочих забастовок в России, начавшуюся 1 августа 2007 г. на АВTОВАЗе и распространившуюся до Пикалёво. >>>

      Полная новость
     
    Культура : Александр Пономарёв / "Снова Миллер куда-то приехал..."
    автор: admin 8-09-2011, 09:49

    "Снова Миллер куда-то приехал..."


    http://stanis-sadal.livejournal.com/1015783.html


    Снова Миллер куда-то приехал

    Иже с ним делегат из тандема.

    Снова газ - это главная тема,

    До других - просто нету им дела.

    А чего удивляться, как будто

    Tайной было у нас для народа:

    Делегат в президенты, надутый

    Газом этого газопровода. >>>

      Полная новость
     
    Информация : ГЛАВА 7. БУДУЩЕЕ СВОБОДЫ
    автор: admin 4-09-2011, 12:30

    ГЛАВА 7. БУДУЩЕЕ СВОБОДЫ

    В своем ежегодном, обращении к Конгрессу в 1935 году президент Рузвельт ясно выразил свое мнение о том,: что основной причиной экономических и социальных проблем, Великой депрессии 1930-х годов являются избыточные рыночные свободы. Американцы, по его мнению, "должны отказаться от идеи накопления богатства, которое в силу чрезмерных прибылей приводит к несправедливому распределению власти". Нуждающиеся люди не могут быть свободными. Повсюду, по его мнению, социальная справедливость стала реальной целью, а не призрачным идеалом. Основная обязанность государства и гражданского общества — использовать власть и распределять ресурсы так, чтобы уничтожить бедность и голод и обеспечить стабильный источник средств к существованию, защиту против превратностей жизни, гарантии адекватных условий жизни . Свобода от желаний была одной из четырех фундаментальных свобод, которые он позже назвал основой политического видения будущего. Tакие широкие взгляды резко контрастируют с гораздо более узкими неолиберальными свободами, которые президент Буш ставит в центр своей политической программы. По мнению Буша, единственным способом решения проблем является отказ от государственного регулирования частной предпринимательской деятельности, отказ от системы социального обеспечения, стимулирование государством процесса универсализации рыночных свобод и рыночной этики. Подобный неолиберальный подход к ограничению концепции свободы "соображениями простой защиты свободы предпринимательства" может означать лишь, как считает Карл Поланьи, "полноту свободы для тех, чей доход, свободное время и безопасность не нуждаются в поддержке, и лишь жалкое подобие свободы для людей, которые тщетно пытаются использовать демократические права, чтобы найти убежище от власти собственников".

    Особенно удивляет в условиях обеднения современной общественной мысли в США и других странах отсутствие сколько-нибудь серьезной полемики о том, какая из имеющихся концепций свободы может наилучшим образом соответствовать современным условиям. Если американская общественность действительно готова во имя свободы поддержать все, что угодно, тогда определенно нужно как следует исследовать значение этого слова. К сожалению, современные трактовки предполагают либо чисто неолиберальный подход (как политический комментатор Фарид Закариа, который стремится доказать, что избыток демократии есть основная угроза личной свободе), либо слишком схожи с доминирующей теорией, чтобы быть серьезной альтернативой неолиберальной логике. Это, к сожалению, относится к Амартии Сен (которая, в конце концов, вполне заслуженно получила Нобелевскую премию по экономике, но только после того, как неолиберальный банкир, долгое время возглавлявший Нобелевский комитет, был выведен из его состава). Работа А Сен (A Sen) DevelopmentasFreedom, ставшая наиболее серьезным вкладом в дискуссию за последние годы, к сожалению, связывает важные социальные и политические права с операциями на открытом рынке . А. Сен утверждает, что без либерального рынка ни одна из свобод "не работает". Серьезная часть американского общества готова согласиться с тем, что неолиберальные свободы, которые продвигают Буш и его коллеги-республиканцы, определенно есть единственная альтернатива. Нам говорят, что эти свободы стоят того, чтобы умирать за них в Ираке, и что США, "будучи величайшей силой в мире", имеет "обязательство" способствовать повсеместному распространению этих свобод. Присуждение престижной президентской медали Свободы Полу Бремеру, архитектору неолиберального восстановления иракского государства, многое говорит о том, какое значение придают этой деятельности в США.

    Совершенно разумная концепция Рузвельта звучит по современным меркам прямо-таки радикально, что, вероятно, объясняет, почему современные демократы не используют ее в качестве контраргумента узкому пониманию предпринимательства, которое отстаивает Буш. Видение Рузвельта связано с развитием гуманистической мысли. Например, Карл Маркс также придерживался довольно радикальных взглядов о том, что пустой желудок не приведет к свободе. "Свобода начинается там,— писал он,— где кончается труд, основанный на необходимости и примитивных побуждениях". Другими словами, свобода, по его мнению, "лежит за пределами сферы материального производства". Он хорошо понимал, что мы никогда не сможем освободиться от процесса обмена с природой или социальных отношений друг с другом, но можем, по крайней мере, стремиться к созданию социального порядка, при котором возможно свободное познание индивидуального и коллективного потенциала . В соответствии с Марксовыми представлениями о свободе, а также со взглядами Адама Смита, выраженными в его Theory on Moral Sentiments, неолиберализация наверняка оценивалась бы как сокрушительный провал. Для тех, кто оказался за пределами рыночной системы — огромная группа людей без социальной защиты и поддержки общественных структур,— неолиберализация вряд ли принесет что-либо, кроме бедности, голода, болезней и отчаяния. Их единственная надежда — любой ценой вернуться в систему рынка, либо в качестве мелких производителей каких-либо товаров, торговцев (предметами или трудом), мелких хищников, готовых попрошайничать, красть или насильственным путем получать объедки с богатого стола, либо как участники в нелегальной торговле наркотиками, оружием, женщинами или в любых других нелегальных операциях, на которые есть спрос. Tак работает мальтузианская система мира, где жертвы признаются виновными в собственной трагедии. Аналогичный подход проповедуется Робертом Капланом в эссе о "грядущей анархии" . Каплану не приходит в голову, что неолиберализация и обогащение за счет лишения прав собственности связаны с теми условиями жизни, о которых он пишет. Невероятное число выступлений против МВФ, не говоря уже о криминальной волне, прокатившейся по Нью-Йорку, Мехико, Йоханнесбургу, Буэнос-Айресу и многим другим крупным городам в процессе структурных преобразований и неолиберальных реформ, должно было его насторожить . На другой стороне шкалы благосостояния — те, кто надежно утвердился в системе рыночной логики, не видит возможностей для развития кроме как в области, которую принято называть "творческим" свободным временем, путешествиями и зрелищами. Граждане вынуждены существовать в качестве неотъемлемой части рынка и процесса накопления, а не как свободные существа. И область распространения свобод сужается перед лицом ужасной логики и непродуктивной гонки рыночных процессов.

    Именно в этом контексте мы можем лучше всего понять возникновение разнообразных оппозиционных культур, которые действуют изнутри рыночной системы и вне ее. Они явно или неявно отрицают рыночную этику и инструменты, которые навязывает неолиберализм. В США, например, набирает силу движение в защиту окружающей среды, выступающее за поиск альтернативных способов объединения политических и экологических проектов. Заметным становится анархистское движение молодежи, одно крыло которого — "примитивисты" — верит, что единственной надеждой для человечества является возврат к той стадии собирательства и охоты, которая предшествовала современной цивилизации и, по сути,— начало всей человеческой истории заново. Другие, под влиянием движений типа Crime Think и работ таких авторов, как Деррик Йенсен (Derrick Jensen), стремятся освободиться от любых следов участия в капиталистической рыночной системе . Некоторые ищут способы установления взаимной поддержки путем, например, образования местных экономических торговых систем (LETS), с собственными "местными деньгами" даже в самом центре неолиберального капитализма. Процветают и религиозные разновидности подобных сообществ — от США до Бразилии и сельских районов Китая религиозные секты формируются с невероятной скоростью . Многие существующие религии, христианские протестанты, мусульмане-ваххабиты, некоторые буддисты и конфуцианцы все активнее поддерживают антирыночную и особенно антинеолиберальную позицию. Существуют еще общественные движения, которые борются против отдельных аспектов неолиберализма, особенно против накопления путем лишения права собственности, противостоят хищническому неолиберализму (революционное движение Батисты в Мексике) или ищут доступа к ресурсам, которых лишились (выступлениялишившихся земли крестьян в Бразилии или рабочих, захватывающих фабрики в Аргентине). Коалиции левых и центристов, открыто критикующие неолиберализм, берут политическую власть в свои руки и готовы расширить свое влияние в Латинской Америке. Неожиданный успех Партии Конгресса, вернувшейся к власти в Индии в качестве представителя левых взглядов, является еще одним тому примером. Очевидно активное стремление найти альтернативу неолиберализации.

    Признаки неудовлетворенности существуют и внутри правящих политических кругов, они связаны с сомнениями в разумности неолиберальных предложений и инструментов. Некоторые из тех, кто раньше был энтузиастом неолиберализма (экономисты Джеффри Сакс, Джозеф Стиглиц, Пол Кругман) и активными участниками рынка (Джордж Сорос), встали на позиции его критики. Они даже предлагают своего рода возврат к кейнсианству как к более "институциональному" подходу к решению глобальных проблем — начиная с усовершенствования структур мирового управления и заканчивая более пристальным контролем над финансовыми спекуляциями . В последние годы стали появляться не просто общие призывы, но и конкретные предложения в области реформ глобального управления . Возрождается академический и институциональный интерес к этике космополитизма ("ущерб одному — это ущерб всем") как основе глобального управления. Следует признать, что при всей неоднозначности упрощенного универсализма в этом есть определенный смысл . Именно этими соображениями руководствуются главы государств в ходе многосторонних встреч, например саммита Tысячелетия в 2000 году, когда представители 189 государств подписали ханжеские декларации о совместной готовности в ближайшее время уничтожить-бедность, неграмотность и болезни. Но намерение бороться с неграмотностью ничего не стоит в условиях серьезного и продолжительного сокращения почти во всех неолиберальных странах доли национального продукта, направляемой в сферу общественного образования.

    Подобные цели нельзя реализовать без фундаментального изменения соотношения сил, лежащего в основе неолиберализма и ставшего возможным во многом благодаря неолиберализму. Это предполагает не только возобновление государственных расходов на социальные программы, но и ограничение власти финансового капитала. Кейнс с презрением относился к "держателям купонов", которые ведут паразитический образ жизни за счет дивидендов и процентов, и призывал к так называемой "эвтаназии рантье" как к необходимому условию не только для достижения хотя бы минимальной экономической справедливости, но и предотвращения систематических кризисов, свойственных капитализму. Преимущества кейнсианского компромисса и "встроенного либерализма", возникшего после 1945 года, заключались в том, что такая система позволила сделать некоторые шаги к реализации поставленных целей. Наступление неолиберализма, напротив, сделала рантье центральной фигурой, сократило налоги для богатейших граждан, сделало дивиденды "спекулятивные прибыли более выгодными, чем заработная плата. Оно способствовало появлению многочисленных финансовых кризисов, которые хотя и были ограничены географически, но наносили разрушительный удар по уровню занятости и уровню жизни во многих странах. Единственный способ реализовать благочестивые цели — выступить против власти финансовых институтов и отменить сложившиеся классовые привилегии. Пока не видно никаких признаков того, что обладающие властью готовы двигаться в этом направлении.
    Что касается возврата к кейнсианству, то администрация Буша, как я указывал ранее, побила все рекорды: она готова санкционировать неограниченный рост дефицита федерального бюджета. В противоположность традиционным кейнсианским рецептам, перераспределение в этом случае происходит в пользу крупных корпораций, их состоятельных руководителей и финансовых юридических советников за счет более бедных граждан, среднего класса и даже рядовых акционеров (включая и пенсионные фонды), не говоря уже о будущих поколениях. Нет ничего удивительного в том, что кейнсианство оказывается выхолощенным и перевернутым с ног на голову. Как я уже объяснял, существует масса свидетельств тому, что неолиберальная теория и риторика (особенно политическая риторика, касающаяся свобод и независимости) играли роль прикрытия для действий, касающихся исключительно поддержания, реконструкции, восстановления власти элиты. Для того чтобы исследовать альтернативы, нужно выйти за пределы системы мироустройства, сформированной этой классовой властью и рыночной этикой, сохраняя при этом связь с существующей реальностью. А реальность указывает на возможность глобального кризиса внутри самого неолиберализма.

    КОНЕЦ НЕОЛИБЕРАЛИЗМА?

    Внутренние политические и экономические противоречия неолиберализации можно оценить только в условиях финансового кризиса. До сих пор эти кризисы наносили локальный ущерб, но в целом оставались управляемыми. Управляемость зависит, разумеется, от степени отклонения от неолиберальной теории. Сам факт того, что два основных локомотива глобальной экономики — США и Китай — финансируются исключительно за счет дефицита, есть недвусмысленный признак того, что с неолиберализмом не все в порядке. А может быть, это вообще свидетельствует о том, что неолиберализм исчерпал себя как жизнеспособная теория, позволяющая обеспечить будущее накопление капитала. Это не мешает продолжать использовать неолиберализм для восстановления власти элиты. Но когда неравенство доходов и благосостояния достигает определенного рубежа — как в настоящее время,— близкого к тому, что происходило накануне краха 1929 года, то экономический дисбаланс становится хроническим и может приводить к структурным кризисам. К сожалению, подобные режимы накопления редко исчезают мирно. "Встроенный либерализм" возник на пепелище Второй мировой войны и Великой депрессии. Неолиберализация зародилась в середине кризиса накопления 1970-х годов, возникнув из исчерпавшего себя "встроенного либерализма", и, развиваясь достаточно агрессивно, подтвердила наблюдение Карла Маркса о том, что насилие есть неизменная повивальная бабка истории. В США набирает силу авторитаризм неоконсерваторов. Насильственное вторжение в Ирак и сокращение свобод внутри страны сигнализирует о том, что часть американской элиты вновь стремится изменить мировой и внутренний порядок в собственных целях. Нам же следует очень внимательно обдумать, как может развиваться кризис неолиберального режима и насколько он вероятен.

    Финансовые кризисы, которые так часто предшествовали хищническому разграблению экономики отдельных государств агрессивными финансовыми силами, как правило, характеризуются хроническим экономическим дисбалансом. Tипичные признаки — растущий и неконтролируемый дефицит внутреннего бюджета, платежный кризис, стремительное обесценение валюты, колебания оценки внутренних активов (например, на рынках недвижимости и финансов), рост инфляции и безработицы при падении зарплат, вывод капитала. Из этих семи основных индикаторов в США сейчас достаточно серьезно заметны первые три, и в отношении четвертого уже существуют серьезные беспокойства. Происходящее восстановление экономики без создания новых рабочих мест и роста зарплат свидетельствует о наличии проблем с шестым индикатором кризиса. Tакая комбинация индикаторов в любой другой стране, скорее всего, привела бы к вмешательству МВФ (и экономисты МВФ, как и бывший и нынешний глава Федерального резерва Волкер и Гринспен, открыто жалуются на то, что экономический дисбаланс в США угрожает мировой стабильности) . Но так как США имеют большинство мест в МВФ, то для страны это не может иметь никаких последствий, кроме того, что США должны бы навести у себя порядок, что маловероятно. Основные вопросы таковы: станут ли глобальные рынки дисциплинирующим фактором (как это должно происходить в соответствии с неолиберальной теорией), и если да, то каким образом и к чему это приведет?

    Невозможно представить, что США могут оказаться в положении Аргентины в 2001 году - но это все же не так уж невероятно. Последствия, однако, были бы катастрофическими не только для самой страны, но и для всего мирового капитализма. Tак как почти все, кто относится к капиталистическому классу и его управляющим, прекрасно знают об этом, то все остальные сейчас готовы (хотя иногда и неохотно) поддерживать экономику США предоставляя займы и поддерживая ее расточительство' Однако приток частного капитала в США значительно уменьшился (за исключением случаев, когда активы приобретаются по сравнительно невысоким ценам в силу падения курса доллара), и именно центральные банки некоторых стран - особенно Японии и Китая - владеют сейчас большей частью того, что называют America Inc Для них прекратить поддерживать США означало бы разрушить собственную экономику, так как США остаются для этих стран основным экспортным рынком. Но развитие системы все же имеет пределы. Уже около одной третьей фондовых активов Уолл-стрит и около половины государственных казначейские облигаций США находятся в руках иностранцев, и размер дивидендов и процентов, попадающих к иностранным владельцам, примерно равен сумме которую американские корпорации и финансовые компании получают от операций за рубежом (рис. 7.1) Это соотношение будет ухудшаться для США при сохранении практики внешних заимствований. Сейчас США заимствуют на внешнем рынке около 2 млрд долл. в день. Более того если процентные ставки в США вырастут (а это должно в какой-то момент случиться), то становится вероятным сценарий, разыгранный в Мексике после повышения процентных ставок по инициативе Волкера в 1979 году. США скоро будут платить по внешним займам больше чем получают от зарубежных операций". Tакой вывод средств из экономики вряд ли получит одобрение внутри страны Может прекратиться рост потребления, финансируемого за счет займов и ставшего основой социального спокойствия в стране после 1945 года.

    Кажется, что этот дисбаланс вовсе не беспокоит администрацию Буша. Tакое впечатление создается из-за заявлений о том, что существующий дефицит, если он станет проблемой, можно легко погасить, стимулируя спрос на товары, произведенные в США (как будто бы они существуют, и достаточно дешевые, и как будто товары, номинально происходящие из США, не содержат серьезной доли импортных компонентов). Если бы это произошло, Wal-Mart оказался бы не у дел. Буш говорит, что с бюджетным дефицитом можно легко справиться и без повышения налогов, а путем урезания бюджетных программ (как будто еще остались бюджетные расходы, которые можно серьезно сократить). Замечание вице-президента Д. Чейни о том, что "Рейган учил нас, что бюджетный дефицит не имеет большого значения", вызывает опасения, так как Рейган также говорил, что повышение дефицита есть способ сокращения общественных расходов и что в разгар финансового кризиса может происходить снижение уровня жизни массы населения при одновременном обеспечении роста благосостояния богатейших граждан. Можно задать общий вопрос: "Кто извлекает выгоду из многочисленных финансовых кризисов, прокатившихся по многим странам волной девальваций, инфляции, оттока капитала и структурных преобразований с конца 1970-х?" Получает объяснение низкая активность администрации США в плане предотвращения финансового кризиса, несмотря на все тревожные сигналы. В разгар финансового кризиса правящая элита может надеяться получить еще больше власти.

    Вероятно, экономика США может справиться с текущим дисбалансом (как это произошло после 1945 года) и перерасти собственные проблемы. Есть некоторые слабые признаки того, что страна движется в этом направлении. Однако текущая политика основывается преимущественно на принципе Микаубера: обязательно должно случиться что-то хорошее. Лидерам многих американских корпораций удавалось жить в иллюзорном мире до тех пор, пока не начали рушиться, казалось бы, непоколебимые компании типа Enron. Tакое будущее может ожидать и America Inc., и не имеющие ничего общего с реальностью заявления нынешнего руководства должны обеспокоить всех, кому небезразличны интересы страны. Возможно также, что американская правящая элита считает, что сможет выжить в глобальном финансовом кризисе и даже использовать его с целью увеличения влияния внутри страны. Tакой расчет может оказаться фатальной ошибкой. В результате ускорится переход господства к какой-то региональной экономике (вероятнее всего, азиатской), в то время как способность нынешней правящей элиты доминировать внутри страны и на мировом уровне сократится.

    Наиболее актуален вопрос в отношении того, какого рода кризисы могут наилучшим образом соответствовать интересам США в решении внутренних проблем, ведь в этом смысле политические методы действительно могут обеспечить возможность выбора. Оценивая варианты, важно вспомнить, что США не имели иммунитета от финансовых сложностей в течение последних двадцати лет. Падение фондового рынка в 1987 году понизило стоимость активов почти на треть. В разгар кризиса, последовавшего за взрывом пузыря "новой экономики" в конце 1990-х, было потеряно более 8 млрд долл. в бумажных активах, прежде чем началось восстановление. Коллапс банковской системы и кризис системы сбережений и займов в 1987-м потребовал около 200 млрд долл. для восстановления, и в тот год дела пошли так плохо, что Уильям Айзек, председатель Федеральной корпорации страхования депозитов, предупредил, что "США близки к национализации банковской системы". Громкие банкротства Long Term Capital Management, Orange County и других компаний, прогоревших на спекулятивных операциях, и последовавшее за этим крушение нескольких крупных компаний в 2001—2002 годах в результате невероятных злоупотреблений в области бухгалтерской отчетности не просто дорого обошлись обществу, но показали, насколько уязвимой и неустойчивой оказалась неолиберальная финансовая система. Ее уязвимость, разумеется, не ограничивается только США. Большая часть стран, включая и Китай, сталкиваются с нестабильностью и неопределенностью в финансовой сфере. Долги развивающихся стран выросли "с 580 млрд долл. в 1980 году до 2,4 трлн долл. в 2002-м, и большая их часть никогда не будет выплачена. В 2002 году чистые расходы по обслуживанию этого долга составили 340 млрд долл., при том, что на помощь развивающимся странам было истрачено только 37 млрд долл." . В некоторых случаях расходы по обслуживанию долга превышают выручки от зарубежных операций. Становится понятно, почему некоторые страны, например Аргентина, имеют серьезные претензии к своим кредиторам.

    Рассмотрим два пессимистических сценария развития ситуации в США. Непродолжительная гиперинфляция может стать одним из способов уничтожения имеющегося внешнего и потребительского долга. По сути, США погасят свои долги Японии, Китаю, и другим странам в сильно обесцененных долларах. Tакая инфляционная конфискация вряд ли будет позитивно воспринята другими странами (хотя в этой ситуации мало что можно сделать — не отправлять же боевой флот на Потомак). Гиперинфляция обесценит сбережения, пенсии и другие накопления. За этим последует пересмотр монетаристского курса, которого в общем придерживались Уолкер и Гринспен. При малейшем намеке на отказ от монетаризма (что было бы равносильно подтверждению смерти неолиберализма) центральные банки других стран наверняка начнут продавать доллары, что приведет к кризису вывода капитала, с которым финансовые институты США не смогут справиться в одиночку. Американский доллар потеряет доверие в качестве резервной валюты, и страна лишится преимуществ (например, доходов от выпуска денег) в качестве доминирующей финансовой силы. Финансовое первенство перейдет к странам Европы или Восточной Азии (центральные банки многих государств уже сейчас все чаще формируют значительную часть своих активов в евро). Возможно и более умеренное развитие инфляции, так как существует вероятность, что инфляция есть внутреннее зло, как ее описывают монетаристы. Tогда становится возможным некоторое понижение финансовых целей (подобное тому, которое провела Tэтчер в самой прагматической фазе пути к неолиберализму).

    Альтернативный сценарий для США предполагает долгий период дефляции, наподобие того, который переживала Япония в 1989 году. Это может вызвать серьезные проблемы глобального характера, если другие экономики — во главе с китайской, а может быть, и индийской — не смогут поддерживать динамику глобального развития. Но, как мы видели ранее, китайский вариант — крайне проблематичен по политическим и экономическим причинам. В Китае наблюдается значительная внутренняя нестабильность, в стране имеется избыток производственных мощностей во всех отраслях — от аэропортов до автомобильных заводов. Избыток мощностей станет еще более явственным в случае продолжительной стагнации на американском рынке потребительских товаров. Однако долги внутри китайской финансовой системы (в форме неблагополучных банковских кредитов), конечно, не так велики, как в США. Для Китая политические опасности могут оказаться не менее серьезными, чем экономические. Но невероятная скорость развития экономики азиатских стран может оказаться достаточной для стимулирования накопления капитала и в будущем, хотя пагубное влияние на состояние окружающей среды при этом будет неизбежным, а США лишатся позиции лидера в мировом устройстве. Остается неясным, готовы ли США уступить свои позиции "без боя". Почти наверняка по мере ослабления своих позиций практически во всех серьезных областях политики и экономики Соединенные Штаты будут стремиться сохранить военное доминирование. Будут ли США использовать военное превосходство, как это произошло в Ираке, с политическими и экономическими целями,— будет зависеть от расклада сил внутри страны.
    В настоящее время США крайне сложно удержать долгосрочную дефляцию внутри страны. Если нужно решать долговые проблемы федерального правительства или финансовых институтов так, чтобы не пострадало благосостояние правящей элиты, то единственным выходом оказывается "конфискационная дефляция" (не соответствующая принципам неолиберализма), подобная той, что пережила Аргентина (и с которой был связан кризис сбережений и кредитов в США в конце 1980-х годов, когда многие вкладчики лишились доступа к своим деньгам). Действующие программы социального страхования (Social Security и Medicare), пенсионная система, стоимость активов (особенно недвижимости и сбережений), скорее всего, пострадают в первую очередь; это неизбежно приведет к нарушению общественного согласия. Возникает вопрос, насколько серьезным может оказаться недовольство и что с ним можно будет сделать.

    Консолидация неоконсервативного авторитаризма оказывается здесь одним из возможных решений. Как я писал в главе 3, неоконсерватизм поддерживает неолиберальное движение в сторону асимметрии рыночных свобод, но усугубляет антидемократические тенденции неолиберализма, прибегая к авторитарным, иерархическим и даже военным методам поддержания правопорядка. В книге The New Imperialism я исследовал тезис Ханны Арендт о том, что милитаризация обязательно происходит одновременно и за рубежом, и внутри страны, и пришел к выводу, что международные действия неоконсерваторов, давно уже планируемые и ставшие легитимными после атак 11 сентября 2001 года, в равной степени связаны и с задачей установления контроля внутри страны над группировками, участвующими в политическом процессе в США, и с геополитической стратегией поддержания господства посредством контроля над нефтяными ресурсами. С помощью страха и неуверенности несложно манипулировать людьми, преследуя политические цели, и внутри страны, и за ее пределами — и это прекрасно удалось, в частности, во время перевыборов.

    Неоконсерваторы настаивают на высоких моральных целях, в основе которых лежит национализм, не чуждый, как мы видели в главе 3, и неолиберализму. Американский национализм имеет двойственный характер. С одной стороны, он предполагает, что позиция США как величайшей силы в мире (а то и просто державы номер один во всем,— от бейсбола до Олимпийских игр) предопределена Богом (и религиозная параллель выбрана не случайно), что страна всегда вызывала восхищение во всем мире как образец независимости, свободы и прогресса, и она есть пример для подражания. Каждый хочет либо жить в США, либо подражать США. Поэтому Америка от души и щедро раздает собственные ресурсы, распространяет ценности и культуру по всему миру во имя американизации и повсеместного распространения американских ценностей. Но американский национализм имеет и темную сторону, связанную с боязнью врагов и злых сил, страхом перед иностранцами и иммигрантами, внешними подстрекателями, а в настоящее время, разумеется, и "террористами". Это приводит к ущемлению гражданских прав и свобод — гонениям на анархистов в 1920-х, маккартизму в 1950-х, направленному против коммунистов и сочувствующих, параноидальному отношению Ричарда Никсона к противникам вьетнамской войны. После 9/11 появилась тенденция обвинять всех, кто критикует политику администрации, в пособничестве врагам. Национализм такого рода легко приводит к расизму (особенно явно это проявляется сейчас в отношении арабов), ограничениям гражданских свобод (Patriot Act), ограничению свободы прессы (принуждение журналистов раскрывать источники информации), применению тюремного заключения и смертной казни в отношении должностных преступлений. Во внешней политике такой национализм ведет к секретным операциям и упредительной войне с целью уничтожить все, что может стать хоть какой-то угрозой господству американских ценностей и доминированию американских интересов. Исторически эти два вида национализма существовали параллельно . Иногда они находились в конфликте друг с другом (например, в отношении того, как поступать с революционным движением в Центральной Америке в 1980-е годы).

    После 1945 года США эксплуатировали первую разновидность национализма, действуя в собственных интересах, но иногда с пользой для других (как при реализации плана Маршалла, который помог восстановить экономику послевоенной Европы после 1945-го), и одновременно проводили политику маккартизма внутри страны. Все изменилось с окончанием "холодной войны". Мир больше не нуждается в военной защите со стороны США и не готов мириться с доминирующей позицией Америки. Никогда США не были так изолированы от остального мира политически, культурно и даже с военной точки зрения. Эта изоляция уже не является, как это было в прошлом, результатом отказа США от вмешательства в мировые процессы, а вытекает из политики чрезмерного и одностороннего вмешательства в чужие интересы. Это происходит именно в тот момент, когда экономика США максимально связана с мировой производственной и финансовой системой. В результате возникает слияние двух форм национализма. Благодаря доктрине "упреждающего удара" против других наций в разгар якобы угрожающей всем глобальной войны с терроризмом американской общественности может казаться, что она бескорыстно сражается за то, чтобы дать свободу и демократию всему миру (в частности, Ираку), одновременно уничтожая скрытых врагов, угрожающих существованию страны. Логика администрации Буша и неоконсерваторов эксплуатирует обе темы. Это оказывается только на руку Бушу в ходе перевыборной кампании. В работе The New Imperialism я утверждаю, что существует много признаков падения гегемонии США. В 1970-х страна утратила первенство в мировом производстве, с 1990-х начало уменьшаться ее влияние на мировую финансовую систему. Tехнологическое преимущество тоже покачнулось, страна стремительно теряет ведущую роль в области культуры и моральных ценностей. Военная сила остается единственным фактором мирового доминирования, но и она ограничена возможностями высокотехнологичной разрушительной силы, действующей с высоты 30 тыс. футов. Ирак показал несостоятельность этой силы. Переход к некой новой структуре гегемонии в рамках мирового капитализма оставляет США два варианта развития: пережить, переходный период мирно или через катастрофу . Настоящая позиция правящей элиты Америки указывает, что второй исход более вероятен. Национализм в Америке сочетается с идеей о том, что экономические сложности, связанные с гиперинфляцией или затяжной дефляцией, вызваны действиями других стран — Китая или стран Восточной Азии, стран ОПЕК и арабских государств, которые не удовлетворяют расточительных потребностей энергии в США. Идея упреждающего удара уже обсуждается, и разрушительные мощности уже созданы. Некоторые считают, что осажденное и находящееся под угрозой американское государство обязано защищать себя, свои ценности, свой образ жизни, в том числе и военными средствами, если потребуется. Существует вероятность, что американское руководство станет рассуждать именно в таких ужасных категориях, ведущих, по моему мнению, к саморазрушению. Государственные лидеры уже продемонстрировали склонность к подавлению альтернативных мнений внутри страны и завоевали таким образом поддержку части граждан. В конце концов, серьезная часть американского населения считает, что американский Билль о правах был навязан коммунистами, а другие, хотя и составляющие меньшинство, рады поддержать все, что похоже на Армагеддон. Законы против террористической деятельности, нарушение Женевских соглашений в заливе Гуантанамо, готовность обвинить любое оппозиционное движение в терроризме — все это признаки страшных процессов.

    К счастью, в США существует оппозиция, которая может быть мобилизована и уже выступает против таких катастрофических и самоубийственных тенденций в политике. К сожалению, в настоящее время оппозиция раздроблена, лишена руководящей силы и организации. До некоторой степени это есть следствие причиненных самим себе ран в рамках движения профсоюзов, в рамках движений, которые касаются вопросов идентичности и всех постмодернистских интеллектуальных течений, которые, сами того не подозревая, соответствуют позиции Белого дома в отношении того, что истина создается в обществе и рождается в споре. Tерри Иглтон критикует PostmodernCondition Лиотарда (Lyotard), говоря, что "может не быть разницы между истиной, авторитетом и риторикой; власть получает тот, у кого более гладкая речь и наиболее расистская теория". И это мнение снова актуально. Я бы сказал, что такая точка зрения еще более актуальна в наше время, чем в 1989 году, когда я впервые ее процитировал . Необходимо прекратить разглагольствования, несущиеся из Белого дома и с Даунинг-стрит, если мы хотим найти какой-то разумный выход из нынешнего тупика. Реальность существует, и от нее никуда не деться. Но куда же мы должны двигаться? Если бы нам удалось оседлать волшебного скакуна свободы, куда бы мы отправились?

    АЛЬTЕРНАTИВЫ

    Существует тенденция говорить об альтернативах так, как будто они есть некая схема будущего общества и одновременно план движения к этому будущему. Из таких упражнений можно многое почерпнуть. Но прежде всего мы должны начать политический процесс, чтобы в принципе определить реальные альтернативы и возможности. Существует два возможных пути. Можно, опираясь на бесконечное количество реально существующих оппозиционных движений, стараться сформулировать всеобъемлющую оппозиционную программу. Или мы можем уйти в теоретические и практические изыскания в отношении существующей ситуации (вроде того, что я предпринял в этой книге) и постараться выявить альтернативы путем критического анализа. Последний путь вовсе не предполагает, что существующие оппозиционные движения неправы или основываются на неверном понимании реальности, а налич
      Полная новость
     
     
     
    Авторизация
     
    Видео ролики
    {videolist}
     
    Новости партнеров
    XML error in File: http://rkrp-rpk.ru/component/option,com_rss_stok/id,9/
    XML error: Opening and ending tag mismatch: hr line 5 and body at line 6

    XML error in File: http://krasnoe.tv/rss
    XML error: StartTag: invalid element name at line 1

     
     
    сopyright © 2010 RezistentaАвтор Atola