RUS  MDA
WebMoney : Z852093458548
 
«     2022    »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
 
 
 
2022 (2)
2022 (3)
2022 (4)
2022 (2)
2021 (1)
2021 (2)
 
\'Красное
 
» » OpenSpace: Р?нтервью СЃ антифашистом Денисом Солоповым

rezistenta.info : OpenSpace: Р?нтервью СЃ антифашистом Денисом Солоповым
: admin 2-08-2011, 15:16



«Химкинский заложник» РњРђРљРЎР?Рњ СОЛОПОВ расспросил своего брата ДЕНР?РЎРђ СОЛОПОВА, как ему удалось скрыться РѕС‚ властей Рё получить убежище РІ Голландии

© Предоставлено Максимом Солоповым
OpenSpace: Р?нтервью СЃ антифашистом Денисом Солоповым

Работа Дениса Солопова, выставлявшаяся в мае 2011 года в московском Сахаровском центре


28 июля РѕРґРёРЅ РёР· организаторов акции антифашистов РІ Химках ДЕНР?РЎ СОЛОПОВ после нескольких месяцев РІ украинской тюрьме улетел РёР· Киева РІ Голландию, РіРґРµ РѕРЅ получил политическое убежище. Р—Р° месяц РґРѕ этого, 24 РёСЋРЅСЏ, его брат РњРђРљРЎР?Рњ СОЛОПОВ был признан РІ РњРѕСЃРєРІРµ виновным Рё приговорен Рє РґРІСѓРј годам заключения условно.

— Теперь наконец-то последний «химкинский заложник» на свободе. Еще несколько дней назад ты сидел в самой знаменитой тюрьме Украины, а теперь пакуешь чемоданы в Нидерланды. Для начала расскажи подробнее об обстоятельствах твоего освобождения.

— Еще Р·Р° неделю РґРѕ моего освобождения РєРѕ РјРЅРµ РІ тюрьму пришел официальный представитель РЈР’РљР‘ РћРћРќ (агентство РћРћРќ РїРѕ делам беженцев. — OS) Рё сказал, что меня СЃРєРѕСЂРѕ выпустят, потому что нашли страну, которая готова меня принять. РўРѕРіРґР° РѕРЅ сказал, что меня выпустят, «возможно, сегодня после обеда». Р’ итоге выпустили через неделю. Пришел корпусный Рё сказал, что надо идти фотографироваться для справки РѕР± освобождении, Р° коридорный — чтобы СЏ собирался СЃ вещами РЅР° волю. Р’ этот момент СЏ был РѕРґРёРЅ РІ камере, потому что Р?ващенко (сокамерника Солопова, бывшего Рё.Рѕ. министра РѕР±РѕСЂРѕРЅС‹ Украины. — OS) увезли РІ СЃСѓРґ. РЇ стал собираться: костюм, документы. Еще около четырех СЃСѓРјРѕРє вещей Рё продуктов оставил частично Сѓ козла РЅР° каптерке, частично РЅР° карантине для только прибывших РІ тюрьму заключенных. Р’ карантине всегда всего РЅРµ хватает, СЃРёРґСЏС‚ РІ РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕРј первоходы.

Корпусный собрал еще народ, РѕРґРЅРѕРіРѕ туберкулезного РІ больницу, РєРѕРіРѕ-то РЅР° этап. Повели нас РїРѕ подземелью. Там РІ Лукьяновке РєРѕСЂРїСѓСЃР° соединены сложным подземельем, тюрьма старая — наследие царизма. Корпусный сначала развел РґСЂСѓРіРёС…, потом повел меня Рє «хозяйке» (начальник РЎР?Р—Рћ. — OS). Р’ кабинет СЏ РЅРµ заходил, прапорщик сам забежал подписать какие-то бумаги. РљРѕСЂРїСѓСЃРЅРѕР№ поинтересовался, почему меня отпускают (РѕРЅ толком Рё РЅРµ знал, кто СЏ такой), — РЅСѓ, СЏ сказал, что просто решили отпустить РЅР° волю без РІСЃСЏРєРёС… причин. Пусть порадуется Р·Р° меня.

Потом повели Рє замначальника РЎР?Р—Рћ Домбровскому. Кстати, постоянно фигурировал РІРѕРїСЂРѕСЃ «Куда РІС‹ направляетесь?В». Это положено заносить РІ документы, РІ частности РІ справку РѕР± освобождении. Р’ итоге РѕРЅРё вписали РјРЅРµ РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёР№ адрес. РўСѓС‚ СЏ начал препираться, так как, естественно, РЅРµ собирался РІ ближайшее время отправиться РІ СЂСѓРєРё подмосковных полицаев. РџРѕ сложившейся практике существовала опасность, что меня встретят Сѓ РІРѕСЂРѕС‚ Киевского РЎР?Р—Рћ Рё увезут, например, РІ направлении РҐРёРјРєРёРЅСЃРєРѕРіРѕ РћР’Р”. Меня стали убеждать, что запись РІ справке РѕР± освобождении — это формальность Рё ехать РІ РњРѕСЃРєРІСѓ меня никто РЅРµ заставляет. Дальше СЏ потребовал положенные РјРЅРµ РїРѕ закону Р·РІРѕРЅРѕРє Рё деньги РЅР° проезд. Хотелось хотя Р±С‹ адвоката предупредить, чтобы меня РІСЃРµ-таки РґСЂСѓР·СЊСЏ, Р° РЅРµ серые встретили. Насчет денег РѕРЅРё, конечно, поржали, как СЏ Рё ожидал. Рђ позвонить, сказали, РЅРµ дадут, потому что РЅРµ хотят брать РЅР° себя ответственность. РќСѓ, тогда СЏ РёРј СЃ улыбкой сказал: «Вы же толкаете меня РЅР° преступление! Сейчас придется Сѓ РєРѕРіРѕ-то мобилу отобрать РїСЂСЏРјРѕ возле тюрьмы — Рё СЃРЅРѕРІР° Рє вам». Еще обменялись остротами, РЅРѕ позвонить так Рё РЅРµ дали.

У ворот проходной я еще раз попросил позвонить. Сопровождавший меня предложил выйти вместе и попросить у кого-то из прохожих телефон. Он понимал, что возле Лукьяновки не каждый встречный даст позвонить лысому молодому парню, бледному от длительного заточения и со спортивной сумкой в руках. Надзиратель вышел вместе со мной на улицу и, пока я уговаривал случайного встречного дать мне позвонить, по-тихому смылся. Дальше была сцена, знакомая многим из кинофильмов: за спиной тюремные ворота, в руках сумка и справка об освобождении в кармане. Ни денег, ни телефона. Где-то час я осознавал, что теперь на свободе, смотрел по сторонам и планировал дальнейшие действия.

Справка об освобождении не только заменяла мне все документы, но и, что немаловажно, давала возможность проезда в общественном транспорте. Я решил не ехать на автобусе, чтобы не доказывать какой-нибудь ушлой кондукторше право на бесплатный проезд по справке об освобождении. Но уже в метро пришлось объясняться с теткой, «смотрящей за турникетами», которая перевыполнила свои обязанности, устроив мне подробный допрос. Дальше я поехал по адресу своих киевских друзей, где уже смог связаться с адвокатом и представителями УВКБ ООН. Теперь оставалось только избежать провокаций, пока в УВКБ оформляли мои документы для выезда в третью страну.

— Акцию в Химках все видели на видео и фотографиях. Аресты, суды и прочее достаточно подробно освещались в прессе. Петя Косово опубликовал свои рассказы о том, как он колесил по Европе. Расскажи, как ты подался в бега?

— После того как ты зашел в здание ГУВД Московской области*, я ждал тебя в Александровском саду. Ждал твоего звонка. Спустя час ты позвонил и сказал: «Все нормально», — как мы и условились в случае, если события начнут развиваться по самому неблагоприятному сценарию. Я выкинул свой мобильный телефон, чтобы нельзя было отследить местонахождение. Дальше я связался с друзьями уже по новому, «чистому» телефону, купленному в переходе, объяснил ситуацию, попросил найти денег, чтобы хватило на жизнь в бегах. Друзья достали необходимую сумму в тот же вечер. Домой я решил не заходить, ни с кем из родных не созваниваться. Позже через знакомых, по своим источникам в силовых структурах, я выяснил, как обстоит ситуация, частично выяснил планы «оперативно-розыскных мероприятий». Узнав, что тебя закроют в любом случае, а меня планируют найти и арестовать в первую очередь, а если не найдут, объявят в розыск, я решил пересечь границу, пока не поздно. На следующий день, 30 июля, я вызвал такси с помощью таксофона, попросил меня отвезти в область на какую-нибудь ж/д-платформу в сторону Белоруссии. Естественно, я ехал на электричках, чтобы не покупать билет по паспорту.

— Ты ехал в Минск? Куда-то конкретно?

— Нет. Тогда я просто думал, что надо убежать, пересечь границу. Буквально бежал в чем вышел из дома. Куда ехать и что делать дальше, я еще не представлял.

— Путь на электричках до Белоруссии занимает пару суток. Какие у тебя самые яркие впечатления от твоего путешествия — бегства от полиции?

— В одном из городов, уже ближе к Белоруссии, встал вопрос о том, что нужно где-то переночевать. В гостиницах требовали паспорт. Решил тогда пойти в какое-нибудь круглосуточное заведение. Нашел пиццерию. Там местные пацаны с девчонками отмечали что-то. Я поинтересовался, знают ли они, у кого снять квартиру или комнату на сутки. Объяснил, что проблемы с документами. В общем, заобщался с ними. Пацаны пообещали, что разрулят с квартирой, потом предложили с ними поехать на день рождения к какой-то подруге. В итоге все тусили в каком-то дворе. Мне надо было умыться и выспаться, чтобы на границе выглядеть опрятно. Тогда совершенно незнакомый паренек, который сам собрался на ночь к своей девушке, предложил мне взять ключи от его квартиры, которая была в доме неподалеку, и вписаться там. Самое смешное — он сказал, что дома никого нет, а на самом деле оказалось, что дома его мать. Пришлось извиниться за поздний визит и представиться другом ее сына из Москвы. Как настоящая русская женщина, она, прежде чем отпустить меня спать, накормила досыта борщом и всякими соленьями. Ну а утром я вызвал такси до платформы. На электричке доехал почти до Белоруссии, но границу решил пересечь на автобусе до Витебска. Так и сделал без всяких проблем. Там у пассажиров даже документы толком не проверяли.

В Витебске первым делом пошел искать доступ в интернет и выяснил, что в Белоруссии у посетителей интернет-кафе спрашивают паспорта. Но мне удалось добазариться и зайти без паспорта. Наплел что-то типа «забыл в гостинице, лень возвращаться, продиктую паспортные данные по памяти». В итоге просидел за компом пять часов, просматривая новости и записывая нужную информацию по поводу гостиниц, транспорта и аренды квартир. Взял обложку и фотку от старого студака и сверстал на компе под них себе новый студак на другое имя. Теперь у меня уже был хоть какой-то беспалевный документ. С ним было гораздо проще объясняться. Так под предлогом, что паспорт у родственников, которые приедут позже, я смог снять номер в гостинице в центре города на несколько суток. Там я более-менее спланировал свои действия. Решил ехать в Минск. В большом городе легче не выделяться.

В Минске я снял жилье у женщины, которая стояла с табличкой «Сдам квартиру» на перроне вокзала. Это было гораздо безопаснее, чем соваться без паспорта в минские гостиницы или обращаться в агентства. По деньгам за неделю это было недорого. В Москве я когда-то работал риелтором, поэтому сразу оценил предложение, посмотрев квартиру, и убедился, что никакого кидалова тут, скорее всего, не будет. Сам я в общем-то всем везде внушал доверие. В качестве бонусов хозяйка квартиры оставила мне продуктов и местную симку. Мои знакомые из одного русского города сделали по моей просьбе для меня скайп с деньгами на счете. Хотя все это время старался не выходить на связь, даже с проверенными друзьями. Никто не знал, где я и что со мной. Позже я сменил несколько аккаунтов на всякий случай. Для всех родных я уже полмесяца как пропал. Друзья мне сообщили, что за нашим домом в Москве ведется наружное наблюдение, из новостей я узнавал про облавы и всяческое безумие подмосковных полицаев. Тогда первым делом я позвонил отцу, сказал буквально пару фраз: «Я не в России. Со мной все хорошо. Не переживайте, сосредоточьтесь на Максе». Батя ответил: «Молодец. Хорошо, что позвонил». Потом позвонил знакомой, которую, как предполагалось, слушали. Немножко поприкалывался над ментами по поводу своего местонахождения. Хотелось заставить их искать меня подальше от Москвы и в противоположном от меня направлении. Шутка удалась, где только меня не искали… Теперь я уже чувствовал себя более-менее уверенно. Единственное, непонятно было, что делать дальше.

— Как ты в итоге оказался на Украине?

— Р’ общем, СЏ РїСЂРѕРІРѕРґРёР» время РІ интернет-кафе, узнавая нужную информацию Рё планируя дальнейшие действия. Это было РІ самом центре РњРёРЅСЃРєР°. Р’РґСЂСѓРі РІ это же кафе вошли РґРІР° хороших знакомых РёР· РњРѕСЃРєРІС‹. РЈ РЅРёС…, конечно, РЅРµ было таких проблем, как Сѓ меня, РЅРѕ РЅР° время облав РѕРЅРё решили уехать РёР· РњРѕСЃРєРІС‹. Это была очень приятная встреча, тем более что Сѓ РЅРёС… были надежные контакты РІ РњРёРЅСЃРєРµ. Скрываться стало веселей. Уже вместе РјС‹ решили, что надо ехать РЅР° Украину. Здесь жизни нет. Р’СЃРµ-таки РІ Беларуси спецслужбы РІ отличие РѕС‚ Р РѕСЃСЃРёРё работают хорошо. Да Рё шагу нельзя сделать без паспорта. Р? местные люди подзапрессованы чуть были. Решили, что РїРѕРєР° тепло, нужно ехать РІ Крым, отдыхать РЅР° РјРѕСЂРµ, косить РїРѕРґ туристов. РќР° автобусах доехали РґРѕ границы. Узнав степень контроля, решили пересекать границу легально РїРѕ СЃРІРѕРёРј паспортам. РќРѕ РЅР° РІСЃСЏРєРёР№ случай разделились, чтобы РґСЂСѓР·СЊСЏ РЅРµ подвергались СЂРёСЃРєСѓ РёР·-Р·Р° меня. Пересекли границу также РЅР° автобусах.

Дальше уже спокойно купили билеты до Евпатории. Там первым делом пошли купаться в море. Вели себя как туристы. Тут уже не было никаких напрягов, и мы, по сути, просто отдыхали. Решили искать жилье подешевле в частном секторе. Путем расспроса продавщиц в магазинах нашли варианты в разных селах. Одно из них называлось Красное. Мы поняли, что надо обязательно ехать именно в Красное, село с революционными традициями. Сняли летний домик у некоего дяди Коли. У него было свое хозяйство: коза, поросята, дыни росли. Для нас жить у дяди Коли и так было недорого, а он нас еще и подкармливал за эти деньги домашним молоком, яйцами, овощами. Правда, дядя Коля через некоторое время просек, что мы подозрительно долго отдыхаем. Обычно приезжают на неделю, а мы были уже целый месяц. Кроме того, мы не бухали, как обычные туристы, а по утрам делали пробежку и шли на турники. Мы только купались, ели арбузы и занимались спортом. А тут еще Казантип был неподалеку, и местные жители привыкли видеть приезжую молодежь в состоянии постоянной интоксикации. Мы, конечно, тоже выбирались на молодежные тусовки на побережье, но неупотребление алкоголя и наркотиков нас выделяло и там. Новости узнавали в интернете на почте, когда ездили в город за продуктами. Пытались искать возможность свалить в Европу, пробивали через надежных людей разные варианты легальные, нелегальные. Никаких толковых вариантов мы никак не могли найти. Самый лучший нелегальный вариант был с вероятностью успеха пятьдесят на пятьдесят и за приличные деньги. Нас это не устраивало.

А курортный сезон-то заканчивался. Дядя Коля уже травил байки о том, как у него в свое время прятались пацаны, которые ограбили какой-то металлургический завод, что ли, явно намекая, что хотел бы услышать и нашу криминальную историю. Мы уже и сами, чувствуя, что финансы подходят к концу, начали шутить, что пора бы начать грабить почтовые отделения.

Где-то через месяц нашего отдыха РјС‹ РёР· СЃРІРѕРёС… источников получили почти точные расклады РїРѕ нашему делу: кем интересуются больше, кем меньше. Р’ общем, как Рё ожидалось, РјРѕРёРј РґСЂСѓР·СЊСЏРј было особенно нечего бояться. Р’ розыске был только СЏ. Зато меня объявили уже РІ международный розыск РїРѕ линии Р?нтерпола. РўРѕРіРґР° РјС‹ решили разделиться. Ребята вернулись РІ РњРѕСЃРєРІСѓ, РіРґРµ РІСЃРµ немного поутихло, Р° СЏ поехал РІ Киев.

* - Дело РІ том, что после эфира РІ студии Р СѓСЃСЃРєРѕР№ службы новостей вечером 29 июля 2010 РіРѕРґР°, РЅР° следующий день после акции РІ Химках, меня вызвали РЅР° РґРѕРїСЂРѕСЃ РІ ГУВД РњРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕР№ области. Это Никитский переулок, РґРѕРј 3. Денис был СЃРѕ РјРЅРѕР№, РєРѕРіРґР° РјРЅРµ позвонили РёР· ГУВД. РњС‹ решили, что СЏ должен пойти. РћР±Р° четко понимали, что РјРѕРіСѓС‚ арестовать. Однако решили включить дипломатию Рё объясниться СЃ РЅРёРјРё. Денис РїСЂРѕРІРѕРґРёР» меня РґРѕ выхода РёР· метро «Охотный СЂСЏРґВ». Там РјС‹ договорились, что, РєРѕРіРґР° СЏ РїРѕР№РјСѓ, что есть реальная СѓРіСЂРѕР·Р° нашего ареста, СЏ должен Р±СѓРґСѓ найти СЃРїРѕСЃРѕР± позвонить Рё произнести фразу «Всё нормально», которая означала Р±С‹, что меня арестуют, Р° ему РїРѕСЂР° как РјРёРЅРёРјСѓРј залечь РЅР° РґРЅРѕ. РЇ так Рё поступил. Р’ нужный момент, РїРѕРїСЂРѕСЃРёРІ телефон, СЏРєРѕР±С‹ чтобы вызвать брата тоже РІ ГУВД РЅР° РґРѕРїСЂРѕСЃ, РІ разговоре произнес ключевую фразу. (Примечание Максима Солопова. — OS)​

— Как вышло, что ты решил добиваться статуса беженца? Разве на Украине этот путь не казался более опасным, чем жить «на нелегале»?

— Р’ Киеве СЏ для начала осторожно вышел РЅР° надежных местных друзей, готовых РјРЅРµ помочь. РЈ знакомых оказались завязки СЃ людьми, которые работают РІ области правовой помощи беженцам. РЇ стал интересоваться процедурой получения убежища. Р’ итоге, еще раз взвесив РІСЃРµ варианты, СЏ РїСЂРёРЅСЏР» решение идти РїРѕ легальному пути. Р’ конце концов, РЅР° самом деле никакого преступления СЏ РЅРµ совершал, РЅРёРєРѕРіРѕ РЅРµ СѓР±РёР», РЅРµ ограбил. РњРЅРµ посоветовали встретиться Рё проконсультироваться СЃ надежным специалистом РІ этой области. Вообще беженцев РёР· Р РѕСЃСЃРёРё СЃ приблизительно похожей ситуацией РЅР° Украине было РЅРµ так РјРЅРѕРіРѕ. РњРѕРµ положение больше всего было похоже РЅР° истории СЃ нацболами. Приблизительно РЅР° РёС… опыт РјРЅРµ Рё посоветовали ориентироваться СЃ учетом старых ошибок. Сначала обратился РІ РЈР’РљР‘ РћРћРќ Рё РёС… партнерскую организацию РҐР?РђРЎ, которая выделила РјРЅРµ адвоката. Р’СЃРµ эти грамотные действия стали возможны благодаря очень квалифицированной помощи РјРѕРёС… знакомых. Сами РїРѕ себе эти процедуры очень сложные Рё требуют кучу бумаг, которые собрать РЅРµ так-то легко, находясь РІ розыске.

Самое опасное было обращаться в киевскую миграционную службу. Несмотря на формальные обязательства о конфиденциальности, они сливают информацию в уголовный розыск. Однако, если уже пошел по легальному пути, выбора не было. Согласно международной процедуре, я был обязан обратиться за убежищем в той стране, где находился. Естественно, я принял все меры предосторожности и сделал все максимально грамотно, советуясь с адвокатом. В киевской миграционке все были в шоке от моего визита и моей истории. Там работают достаточно наглые бездельники, которые не готовы выполнять свою работу. Тем не менее изложил я все грамотно, и они обязаны были рассмотреть мое дело в установленные сроки. Я сказал, что постоянного телефона у меня нет, но буду звонить им периодически, узнавать, как идут дела. Это тянулось четыре месяца. Параллельно я собирал бумаги для УВКБ ООН.

— Тем не менее ты оставался в международном розыске и находился на Украине без нормальных документов. Были ли ситуации, когда тебя случайно останавливали сотрудники милиции? Не пытались ли тебя задержать?

— В принципе я старался не привлекать к себе внимания. Отрастил волосы, одевался всегда в костюм с наглаженными брюками и начищал туфли. Еще приобрел очки с нулевыми диоптриями для дополнительной интеллигентности. Когда так выглядишь, то тебя точно не остановят для проверки документов. Видно, что ты идешь либо на работу, либо с работы. На всякий случай всегда при себе носил определенную сумму, достаточную, чтобы откупиться в такой ситуации. Надо сказать, что на Украине милиция сверхкоррумпирована, что играло мне на руку. Был только один случай, когда я нарушил собственное правило и вышел после двенадцати в магазин. Захотелось купить кефира. Райончик был неспокойный, и поздно ночью с кефиром в руках я вызвал подозрения патрульных. Но обошлось тем, что я точно назвал адрес соседнего с моим дома и показал на него рукой, доказывая, что я живу здесь, а паспорт оставил дома.

— А были целенаправленные попытки поймать тебя? Что ты знаешь о тех мерах, которые принимались в этом отношении? Как ты пытался обезопасить себя?

— Естественно, после обращения Р·Р° статусом беженца СЏ РЅРµ расслаблялся Рё жил РІ таком же режиме, что Рё РґРѕ этого. РќРёРєРѕРјСѓ РЅРµ сообщал своего местонахождения, даже родителям РЅРµ называл страну Рё РіРѕСЂРѕРґ, РіРґРµ СЏ прячусь. Хотя отец догадывался, конечно. РњРЅРѕРіРёРµ РјРѕРё РґСЂСѓР·СЊСЏ РІ Киеве узнали, что СЏ скрывался Сѓ РЅРёС… РІ РіРѕСЂРѕРґРµ, только после моего ареста. Так что СЏ РЅРµ расслаблялся. Даже наоборот, С…РѕРґРёР» РїРѕРґ постоянным напрягом. Следил Р·Р° левым адресом, который сам указал РІ миграционной службе. Р?менно РІРѕРєСЂСѓРі этого адреса Рё строилась работа местных Рё подмосковных оперов. Р?Р· РњРѕСЃРєРІС‹ СЃРІРѕРё источники РјРЅРµ сообщили, что Р·Р° РјРЅРѕР№ поехали РІ командировку подмосковные опера. Р? действительно, РѕРЅРё проявились, решив заявиться РЅР° адрес, указанный РІ миграционной службе. Заранее предполагая, что такая ситуация возможна, СЏ указал адрес девушки, которую действительно знал, хотя РЅРё разу Сѓ нее РЅРµ появлялся. Рђ девушку РїРѕРїСЂРѕСЃРёР» РІ такой ситуации убеждать ментов, что СЏ действительно живу СЃ ней РІ этой квартире, просто сейчас меня нет РґРѕРјР°.

Когда они пришли на эту квартиру с вопросом к хозяйке, известно ли ей местонахождение Дениса Солопова, она пустила их в дом и даже показала якобы мою комнату. Потом она по электронной почте написала мне об этом, сказав, что с ней разговаривали киевские, но она сразу распознала вместе с ними московских. Хотя те и молчали все время, чтобы не выдать московский акцент. Потом она выглянула в окно и увидела две легковые машины, забитые по четыре человека, и небольшой автобус с зашторенными окнами.

Второй раз уже пришли местные во главе с полковником. Все было так же, только в этот раз они оставили непрофессиональное наблюдение за домом. Мне сообщили об этом, и я решил туда съездить — понаблюдать за ними из соседнего дома. Потом позвонил своей знакомой и попросил ее выйти из дома и пройти в кафе, чтобы опера себя обозначили наверняка. Это было забавно. Следить за теми, кто следит.

© Предоставлено Максимом Солоповым
OpenSpace: Р?нтервью СЃ антифашистом Денисом Солоповым

Камера в Лукьяновской тюрьме. Рисунок Дениса Солопова


— То есть ты достаточно трезво оценивал угрозу появления в миграционной службе. Почему же ты пошел туда за отказом? В конце концов, тебя там и арестовали.

— Да, СЏ пришел Р·Р° отказом, расценивая СЃРІРѕРё шансы быть арестованным пятьдесят РЅР° пятьдесят. Р’СЃРµ-таки был такой вариант, что украинские менты просто решат РЅРµ связываться СЃРѕ скандалом. Р’ итоге, получив отказ, выйдя РЅР° улицу, СЏ сразу РїРѕРЅСЏР», что РѕРЅРё обложили здание СЃРѕ всех сторон. Желания бежать Сѓ меня РЅРµ было, решил вести себя СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ. РћРґРёРЅ РёР· РЅРёС…, РІ сером капюшоне, подошел РєРѕ РјРЅРµ, представился, СЃРїСЂРѕСЃРёР» документы. РўСѓС‚ же нарисовались еще несколько. РћРЅРё вышли РёР· РґРІСѓС… машин. Потом еще откуда-то. Р?С… было очень РјРЅРѕРіРѕ, Рё РІСЃРµ РІ штатском. Меня даже порадовало такое серьезное отношение Рє делу СЃ РёС… стороны. Какие-то молодые, как всегда, начали выпендриваться, заламывать РјРЅРµ СЂСѓРєРё. Надели наручники, посадили РІ машину, Р° сами сели СЃ РґРІСѓС… сторон. РќСѓ, как полагается, начали задавать стандартные глупые РІРѕРїСЂРѕСЃС‹: «Чё ты натворил РЅР° самом деле, почему тебя так ищут СЃ такой статьей?В» Фотографировали для себя РЅР° телефоны.

На самом деле какое-то облегчение даже почувствовал. Теперь-то все уже зависело не от меня. Теперь должны были сработать принятые заранее меры. Главное было — как можно раньше сообщить адвокату. Я даже уснул в машине по дороге в отдел. Там стали откатывать пальцы, фотографировали, составляли документы. Конечно, с русским языком у них совсем плохо, еще хуже, чем у наших. Пришлось мне повозиться, оформить все без ошибок, побыстрее.

РќСѓ Р° дальше, ты помнишь, как получилось. Меня завели РІ кабинет замначальника розыска Соломенского Р РћР’Р”. РћРЅ поспрашивал меня, сказал, что зла РјРЅРµ РЅРµ желает. Знает только, что, РїРѕ его информации, меня РјРѕРіСѓС‚ еще Рё убить. «Дорогу ты РєРѕРјСѓ-то перешел очень РєСЂСѓРїРЅРѕРјСѓВ». РќСѓ, Сѓ РЅРёС… там СЃРІРѕРё какие-то мифы были насчет моей персоны. Р’ какой-то момент РІСЃРµ вышли РёР· кабинета, Р° меня оставили. Р’ этот момент дверь захлопнулась, Р° РѕРЅР° была сломана. РџРѕРєР° РѕРЅРё устроили совещание РїРѕ РїРѕРІРѕРґСѓ замка Рё матерились, РѕР±РІРёРЅСЏСЏ меня, что дверь СЏ захлопнул специально, СЏ сел Р·Р° РєРѕРјРї Рё обнаружил, что РѕРЅ подключен Рє инету. РўРѕРіРґР° СЏ зашел РЅР° фейсбук Рё сообщил тебе Рё еще нескольким знакомым, что дела обстоят так, РјРѕР», Рё так. Р?нфа мгновенно дошла РґРѕ адвоката, РѕРЅ быстро приехал, стал возиться СЃ бумагами. РќСѓ, Р° СЏ уже просто бездельничал.

— Расскажи о впечатлениях в первые дни пребывания в тюрьме. Что собой представляет контингент в Лукьяновской тюрьме?

— Р’ отдел Р·Р° РјРЅРѕР№ приехал этот газенваген РјСѓСЃРѕСЂСЃРєРѕР№, Рё меня повезли РЅР° Р?Р’РЎ. Причем Р?Р’РЎ оказался какой-то пафосный: чистый, светлый, СЃ горячей РІРѕРґРѕР№, еда даже сносная, РєРѕР№РєРё одинарные вместо нар, чистое белье постельное, — короче, санаторные условия. РЇ потом уже узнал, что его специально построили для того, чтобы европейцам показывать. Там СЏ уже встретился СЃ уголовным элементом: РѕРґРёРЅ убийца, мошенник Рё здоровый парень спортсмен, которого РјСѓСЃРѕСЂР° сильно избили, РЅРµ РїРѕРјРЅСЋ Р·Р° что. Рђ потом опять автозак уже РІ Лукьяновку. РљРѕРіРґР° привезли, там была куча народу, пообщался немного, познакомился СЃ кем-то. Сначала отсеяли РѕС‚ нас Р±СЌСЌСЃРЅРёРєРѕРІ (бывшие сотрудники правоохранительных органов. — OS) Рё козлов, обыскали всех Рё РІ итоге закрыли РІ карантин. Там большая камера-СЃРѕСЂРѕРєРѕРІРЅРёРє, СЃРёРґСЏС‚ РІСЃРµ первоходы. Очень хреновые условия. Грязно, сыро, передачки мало РєРѕРјСѓ РґРѕС…РѕРґСЏС‚. РЎРёРґСЏС‚ там первые несколько дней. РўРѕРіРґР° еще холодно было достаточно, Р° нары были без матрасов, железные. РЇ простыл сильно, валялся СЃ температурой. РќРѕ РјРЅРѕРіРѕ СЃ кем познакомился там.

Подавляющее большинство сидит за всякие глупости. Наркоманов много, больше не героиновых, а винтовых. Они в кружки по интересам собираются и начинают свои эксперименты обсуждать, как из чего варить. Честно говоря, меня бесили эти разговоры. Но большей частью даже не наркоманы, а просто бедолаги какие-то сидят. Мелкие разбои, какие-то нелепые кражи из супермаркетов на сто гривен, ну, еще всякие тяжкие телесные и убийства по синьке. Яркий пример — бомж, который урну здоровую расшатал и уволок, чтобы сдать на металлолом за копейки. За такие вещи тоже сажают, чтобы свободных мест в тюрьме не было, наверное.

Ну и есть интересные люди. Много о ком можно рассказать. Меня поначалу посадили в хату с мошенниками, где за экономические преступления сидели. Эта хата считалась там очень цивильной. В общем, там были вполне интересные люди. Потом пришел опер, я еще фамилию запомнил, Березовский, вызвал меня и говорит: «Надо тебя перевести на спецблок». Я не хотел, хотя знал, что на спецблоке тоже вполне нормально, и вообще там вип-зэки. Но переезжать не хотелось, вроде познакомились все. Один был татуировщик из России, из Жуковского. Я ему сказал, что тоже рисую. Мы с ним вместе всякие эскизы рисовали на простынках гелевой ручкой. Вечером коридорный зашел, сказал мне собираться переезжать.

Захожу в новую хату. Камера небольшая (тройник), в чистоте, очень аккуратная, холодильник есть. В камере один спокойный мужик в возрасте, интеллигентного вида, салат делает. Со мной на «вы» начал сразу общаться. Представился: «Валерий Владимирович». Поздоровались. Я сказал, что у меня экстрадиция в Россию, статья «хулиганство», но реально тема по политике. Он назвал свои статьи: «превышение должностных полномочий» и «отчуждение госимущества».

РЇ подумал тогда, что чиновник, наверное, достаточно крупный, Р° уже РїРѕ телевизору увидел, что это бывший Рё.Рѕ. министра РѕР±РѕСЂРѕРЅС‹ Р?ващенко. РЇ ему рассказал историю РїСЂРѕ РҐРёРјРєРё. Теперь РјС‹ знали, что РѕР±Р° РЅРµ подставные какие-то люди. РњС‹ СЃ РЅРёРј нормально общались, хотя РІСЂРѕРґРµ люди СЃ разным возрастом Рё социальным статусом. РћРЅ меня РІ шахматы учил играть. РЇ ему СЃРІРѕРё СЂРёСЃСѓРЅРєРё оставил. Самое плохое РЅР° спецблоке — это отсутствие СЃРІСЏР·Рё. РЎРІСЏР·СЊ СЃ родными можно было поддерживать только через адвоката.

— О ком еще из обитателей спецблока ты хотел бы рассказать?

— РќР° прогулках СЃ разными людьми СЃРѕ спецблока пересекался. Например, СЃ директором «Киевгорстрой-2В» Сергеем Р?вановичем Кущом, который СЂСѓРєРѕРІРѕРґРёР» строительством очень РјРЅРѕРіРёС… объектов. Ему СЏ даже СЂРёСЃСѓРЅРѕРє РЅР° день рождения подарил СЃРІРѕР№. Да, Р·Р° неделю РґРѕ моего освобождения освободили РїРѕРґ РїРѕРґРїРёСЃРєСѓ Сергея Костакова. РћРЅ сидел Р·Р° беспорядки РІРѕ время «Налогового Майдана» РІ Киеве. РћРЅ РЅРµ РЅР° спецблоке сидел, РЅРѕ СЂСЏРґРѕРј СЃ нами. РЇ СЃ РЅРёРј познакомился, РєРѕРіРґР° нас РЅР° СЃСѓРґ возили. Р—Р° него впряглось РјРЅРѕРіРѕ людей, аж двадцать депутатов. РћРЅ тоже РїСЂРѕ РҐРёРјРєРё слышал. Здесь это тоже показывали РїРѕ телевизору, какие-то ключевые события. РќРµ так РїРѕРґСЂРѕР±РЅРѕ, как Сѓ нас, конечно. РќРѕ люди РІ РєСѓСЂСЃРµ. Костаков — такой ровный человек. Еще часто видел забавного толстого американца Флэтчера — миллионера, который создал финансовую пирамиду. РћРЅ РЅРё СЃ кем РЅРµ РіРѕРІРѕСЂРёР». РќРѕ видел СЏ его часто. Р’ общем, прогулки Сѓ нас РІРѕ двориках были элитные. РњС‹ РІ здоровых, РїРѕ тюремным меркам, спортдвориках гуляли.

— Какое впечатление у тебя сложилось о политической обстановке на Украине после общения с фигурантами громких дел?

— Больше я услышал от обычных зэков. В тюрьме вообще обсуждают, что Янукович недостойный президент. Был козлом, а сидел чуть ли не за изнасилование. Говорят, что страной управляет не он, а клан донецких, для которых он марионетка. С приходом нынешней власти даже водителей в правительственном гараже, старых профессионалов, поменяли на донецких. Очень большое количество историй, когда донецкие на низшем уровне отжимали мелкий и средний бизнес.

— Расскажи РїСЂРѕ историю СЃ карцером. Р—Р° что тебя закрыли РІ карцер 9 мая? Р? еще обязательно расскажи, как ты его разрисовал.

— Ну, 9 мая. Праздничный день. Вдруг в камеру заходит коридорный: «Собирайся в карцер». — «А за что?» — спрашиваю его. «Ну, не я в карцер отправляю. Мое дело отвести. Там будешь разбираться с операми».

Я собрал вещи, и меня отвели. Там были все, кого закрывали в карцер. Потом на обыск отвели. Отобрали всё — у кого что было. Там с собой ничего нельзя: ни сигарет, ни книг. Потом нас к «хозяйке» отвели. Там, в таком кабинете большом, сидит «хозяйка» со своими замами. К нему очередь на карцер. Какой-то его зам спросил у меня:

— Знаешь, за что?
— Нет.
— Ну как не знаешь, у тебя телефон изъяли в камере.
Р? называет дату.
— У нас не было тогда никакого обыска, и никогда телефоны не изымали. Покажите протокол изъятия.
— Вот протокол, подпиши, — и протягивает мне.
— Я не буду подписывать.
— Ты пожалеешь. Десять суток тебе.

А «хозяйка» смотрел на это молча. Потом говорит:
— С какой хаты?
— Пятнадцатой.
— С кем сидишь?
— РЎ Р?ващенко.
— Разобраться, — сказал «хозяйка» своему заму.

Потом РјРЅРµ Р·СЌРєРё советовали РЅРµ спорить. Будешь спорить — получишь максимум. Р’РґСЂСѓРі, перед тем как вести нас РїРѕ карцерам, вошел коридорный, сказал: «Солопов, давай РґРѕРјРѕР№В» (РІ смысле РІ СЃРІРѕСЋ камеру). Оказалось, меня вернули РІ камеру РёР·-Р·Р° того, что СЏ РЅРµ подписал тот протокол. Р? уже РЅР° следующий день меня замначальника тюрьмы вызвал уже РѕРґРёРЅ РЅР° РѕРґРёРЅ. Р? так РІСЂРѕРґРµ РїРѕ-РґРѕР±СЂРѕРјСѓ: «Ну, СЏ решил тебя строго РЅРµ наказывать. РџРѕСЃРёРґРё пару суток, посмотри, что такое карцер». Р’СЃРµ-таки закрыли. Зачем — РЅРµ РїРѕР№РјСѓ РґРѕ СЃРёС… РїРѕСЂ. Потом даже извинялись.

Ну, карцер — это, понятно, голые стены бетонные, раковина цементированная и дыра в полу для туалета. Правда, пол деревянный, что приятно, потому что на шконке не посидишь, ее днем привинчивают. Делать вообще нечего. Еду с собой нормальную не взять. Баланда — это комбикорм, который только от сильного голода есть начинаешь. Один хлеб с чаем нормально можно есть.

РћС‚ нечего делать СЏ РІР·СЏР» отломал такие сталактиты РёР· штукатурки, что-то РІСЂРѕРґРµ РєСѓСЃРєР° мела получилось. Р? РІР·СЏР» еще РєСѓСЃРѕРє гнилого или сырого бетона, рыхлого, черного. Получилось РґРІР° цвета. Р?РјРё СЏ нарисовал диван РЅР° стене, РіРґРµ шконка, РґРІРµ картины РІ рамках Рё РЅР° глухой стене приоткрытую дверь. Старался. Получилось неплохо. Хорошо передал объем Рё перспективу. РќСѓ, РЅР° следующий день охранники были РІ восторге. Фоткали РЅР° мобилы. Ругали так для РІРёРґСѓ, Р° сами звали всех посмотреть.

— Если уж об изобразительном искусстве, то расскажи, сколько ты успел нарисовать в тюрьме картин?

— РќРµ считая той картины, что РЅР° волю передал, РіРґРµ СЏ камеру нарисовал, еще было несколько штук. Р’РѕС‚ СЏ Сергею Р?вановичу Кущу РёР· «Киевгорстроя» подарил «Рональд-баландеранд». Там Рональд Макдональд баланду развозит, как баландер. РќРѕ всех смыслов, которые вложил РІ СЂРёСЃСѓРЅРѕРє, СЏ РёРј напрямую РЅРµ стал раскрывать. РћРЅРё СЃ сокамерником, главой какого-то сельсовета, частенько РЅР° прогулках философствовали РЅР° предмет этой работы. РћРґРЅСѓ работу РЅР° тему Каддафи Рё ситуации РІ Ливии сделал. Еще РЅР° тему беженцев нарисовал. Р’СЃРµ работы были социального характера, посвященные актуальным для меня событиям. РќРѕ РЅР° словах РЅРµ хотелось Р±С‹ описывать. Надеюсь, РѕРЅРё еще СѓРІРёРґСЏС‚ свет.

— Ты — участник 4-й Московской биеннале современного искусства. Увидим ли мы в сентябре твою полноценную выставку в столице?

— Да, конечно. РЇ приложу РІСЃРµ усилия. Надеюсь, получится РєРѕРіРґР°-РЅРёР±СѓРґСЊ показать Рё те работы, над которыми СЏ трудился РІ РЎР?Р—Рћ. Спасибо, кстати, всем, кто приложил усилия, чтобы хоть РІ каком-то РІРёРґРµ выставить РјРѕРё работы РІ РњРѕСЃРєРІРµ Рё Киеве, РїРѕРєР° СЏ сидел. РЇ готов создать еще РјРЅРѕРіРѕ разнообразных Рё РѕСЃРѕР±Рѕ опасных работ. Вообще, идея собственной выставки Сѓ меня зародилась еще РІ бегах. РљРѕРіРґР° РїРѕ ящику запустили эту идиотскую версию РїСЂРѕ нападение РЅР° картинную галерею (находящуюся РІ старом здании администрации РҐРёРјРѕРє Рё, РїРѕ версии РѕРґРЅРѕРіРѕ РёР· С…РёРјРєРёРЅСЃРєРёС… чиновников, бывшую настоящим объектом атаки антифа. — OS). Решил РІ ответку нарисовать несколько картин РЅР° холстах (РґРѕ ареста закончил только РѕРґРЅСѓ) Рё устроить СЃ помощью знакомых выставку РІ РњРѕСЃРєРІРµ. Было Р±С‹ круто: СЏ РІ международном розыске, Р° РІ РњРѕСЃРєРІРµ — РјРѕСЏ выставка. Думал еще аукцион после выставки устроить РІ пользу РҐРёРјРєРёРЅСЃРєРѕР№ картинной галереи.

— Ты же профессиональный ювелир. Твой статус в новой стране будет позволять получить дополнительное образование, ювелирная промышленность там есть. Собираешься работать по специальности?

— Да, постараюсь. Надеюсь, у меня будет возможность найти работу, позволяющую заработать достаточно денег, чтобы не просто жить в свое удовольствие, но и обеспечить родителям достойную жизнь.

— Ты улетаешь в благополучную европейскую страну, где у тебя будут социальные гарантии, возможность работы и бесплатного образования. Тебя устраивает жизнь эмигранта?

— Нет, жизнь эмигранта меня РЅРµ устраивает. Спасибо, конечно, Нидерландам Р·Р° РІРёРґ РЅР° жительство, РЅРѕ это незнакомая РјРЅРµ страна, СЃРѕ СЃРІРѕРёРјРё порядками. Рђ СЏ СЂСѓСЃСЃРєРёР№ человек, СЂРѕСЃ РІ своей стране, СЃРѕ своей культурой, Рё РїСЂРё первой же возможности вернусь РЅР° СЂРѕРґРёРЅСѓ. Конфликт СЃ государством РЅРµ отменяет СЂРѕРґРёРЅС‹. Р?, находясь Р·Р° рубежом, СЏ хочу влиять РЅР° жизнь РІ моей стране. РЇ уехал только для того, чтобы вернуться. РЇ РЅРµ диссидент, мечтающий бежать Р·Р° границу.

— Как ты думаешь спустя год какое значение события в Химках имели для тебя, твоих родных, друзей и близких?

— Ну, с одной стороны, многие пострадали от ответных действий подмосковной полиции. С другой стороны, это был настоящий бунт думающей молодежи. Это была не оппозиционная акция, не банальный протест. Это был бунт против Зла. Против беспредельщиков, которые символизировали беспредельщиков по всей Руси.

Мне часто задают такой примитивный вопрос: поступил бы ты год назад точно так же, если бы знал о последствиях. Конечно же, поступил. Да, мы все пострадали от последствий. Но мы доказали, что простые ребята, если они готовы сплотиться, способны нагнать страху на приборзевших чиновников. В нынешней России это дорогого стоит.

— Что бы ты сказал сейчас следователям и операм, которые ведут твое дело?

— Нет, РЅСѓ СЏ РјРѕРі Р±С‹, конечно, сказать: так, РјРѕР», Рё так, РІС‹ лошары, Р° СЏ выбрался РёР· тюрьмы Рё обошел вас. РќРѕ СЏ так говорить РЅРµ хочу. Кто такие следователи Рё опера? Подневольные люди, которые часто сами себе боятся признаться РІ том, что РѕРЅРё рабы СЃРІРѕРёС… начальников, обманывают себя. Рђ РјРЅРѕРіРёРµ Рё сами понимают, что вынуждены заниматься какой-то херней, придумывать экстремизм. Может, есть Рё искренне глупые люди, которые верят РІ то, что делают. Такие дурачки РЅРµ РІРёРґСЏС‚ экстремистов РІ чиновничьих креслах Рё ищут РёС… РІ спальных районах. Р? еще СЏ хочу сказать этим ребятам, что, РєРѕРіРґР° РѕРЅРё ловят думающих людей, хотелось Р±С‹, чтобы РѕРЅРё задумывались сами. Чтобы имели какую-то, даже РЅРµ офицерскую, Р° хотя Р±С‹ просто человеческую честь, имели уважение Рє самим себе.

— Есть что еще добавить к сказанному?

— Спасибо всем, РєРѕРјСѓ оказалась небезразлична РјРѕСЏ СЃСѓРґСЊР±Р°. Спасибо всем людям, кто, как РјРѕРі, помогал РјРЅРµ Рё РјРѕРёРј близким. Это сотни, если РЅРµ тысячи людей РІ разных городах Рё странах. РЎРѕ РјРЅРѕРіРёРјРё СЏ познакомился РІ бегах, находясь РІ тюрьме, РєРѕРіРѕ-то знал Рё раньше, Р° СЃРѕ РјРЅРѕРіРёРјРё незнаком РґРѕ СЃРёС… РїРѕСЂ. Это люди самых разных взглядов, часто противоположных, СЃ самыми разными судьбами Рё положением РІ обществе, РЅРѕ СЏ искренне благодарен каждому РёР· РЅРёС…. Р? надеюсь, СЃ каждой такой историей эти хорошие люди Р±СѓРґСѓС‚ больше верить РІ СЃРІРѕРё силы.


 
, . .

:

  • Дениса Солопова освободили!
  • РЇ – эмигрантка. Pассказ бывшей жительницы Ессентуков
  • РњРђРЁР?РќР« / лирико-производственная РїРѕСЌРјР°
  • Федор Сваровский / Катя, РјСѓР¶ Рё мертвые инкассаторы (РїСЂРѕ будущее)
  • Александр Бренер / стихи для полицейской женщины РІ Лондоне


  •  
     
     
     
     
    {videolist}
     
    XML error in File: http://rkrp-rpk.ru/component/option,com_rss_stok/id,9/
    XML error: Opening and ending tag mismatch: hr line 5 and body at line 6

    XML error in File: http://krasnoe.tv/rss
    XML error: StartTag: invalid element name at line 1

     
     
    opyright © 2010 Rezistenta Atola