RUS  MDA
WebMoney : Z292695501926
 
«     2020    »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
 
 
 
2019 (1)
2017 (2)
2017 (2)
2017 (22)
2016 (3)
2016 (1)
 
\'Красное
 
» » Мировая революция. I

: Мировая революция. I
: admin 10-08-2010, 21:59

I

В течение значительного периода «короткого двадцатого века» советский коммунизм претендовал на то, чтобы стать альтернативной капитализму более прогрессивной системой, исторически призванной одержать над ним победу, поскольку большую часть этого периода даже многие из тех, кто отвергал притязания коммунизма на превосходство, были уверены, что он победит. За исключением достаточно существенного периода 1933—1945 годов (см. главу 5), международную политику всего «короткого двадцатого века», начиная с Октябрьской революции, легче всего расценивать как извечную борьбу сил старого порядка против социальной революции, победу которой напрямую связывали с судьбой Советского Союза и международного коммунизма.

По мере того как проходил «короткий двадцатый век», подобное представление о мировой политике как о дуэли двух конкурирующих социальных систем (каждая из которых после 1945 года объединилась вокруг сверхдержавы, обладавшей оружием массового поражения) становилось все менее реалистичным. К 1980-м годам это так же мало значило для международной политики, как крестовые походы. Тем не менее можно понять, откуда возникло такое представление. Вспомним, что с еще большей убежденностью, чем даже французская революция в якобинский период, Октябрьская революция считала себя не столько национальным, сколько всемирным явлением. Она совершалась не для того, чтобы дать свободу и социализм России, а чтобы стать началом мировой пролетарской революции. Для Ленина и его товарищей победа большевизма в России являлась прежде всего началом сражения за победу большевизма в более широком мировом масштабе, которая только в этом случае имела смысл.

То, что царская Россия созрела для революции, вполне ее заслуживала и что эта революция несомненно свергнет царизм, признавалось всеми здравомыслящими наблюдателями в мире начиная с 1870-х годов (см. «Эпоху империй», главу 12). После 1905—1906 годов, когда царизм был фактически поставлен революцией на колени, никто серьезно в этом не сомневался. Некоторые историки утверждают, что, если бы не катастрофа Первой мировой войны и большевистской революции, царская Россия превратилась бы в процветающее либерально-капиталистическое индустриальное государство и была уже на пути к нему, однако потребуется микроскоп, чтобы обнаружить предпосылки этого до 1914 года. В действительности нерешительный и непрочный царский режим, едва оправившись от революции 1905 года, снова оказался перед лицом растущей волны социального недовольства. Несмотря на преданность армии, полиции и государственного аппарата, в последние месяцы перед началом войны казалось, что страна вновь находится на грани революции. Однако, как и во многих воевавших государствах, массовый энтузиазм и патриотизм в начале войны разрядили политическую ситуацию (в случае России ненадолго). К 1915 году проблемы царского правительства опять казались непреодолимыми, так что революция, произошедшая в марте 1917 года, вовсе не стала неожиданностью[3]. Она опрокинула русскую монархию и была встречена с радостью всем западным политическим миром, кроме самых закоренелых традиционалистов-реакционеров.

Р? РІСЃРµ же, Р·Р° исключением романтиков, видевших РїСЂСЏРјРѕР№ путь РѕС‚ коллективизма СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ деревни Рє социалистическому обществу, РІСЃРµ наблюдатели были уверены, что русская революция РЅРµ может быть социалистической. Для подобных преобразований РЅРµ было условий РІ крестьянской стране, являвшейся олицетворением бедности, невежества Рё отсталости, РіРґРµ промышленный пролетариат, назначенный Марксом РЅР° роль могильщика капитализма, составлял всего лишь очень малую, хотя Рё сплоченную часть общества. Эту точку зрения разделяли даже СЂСѓСЃСЃРєРёРµ революционеры-марксисты. Само РїРѕ себе свержение царизма Рё упразднение системы РєСЂСѓРїРЅРѕРіРѕ землевладения могло, как Рё ожидалось, вызвать буржуазную революцию. Классовая Р±РѕСЂСЊР±Р° между буржуазией Рё пролетариатом (которая, согласно Марксу, может иметь только РѕРґРёРЅ РёСЃС…РѕРґ) затем продолжалась Р±С‹ РІ новых политических условиях. Конечно, Р РѕСЃСЃРёСЏ РЅРµ находилась РІ изоляции, Рё революция РІ этой РѕРіСЂРѕРјРЅРѕР№ стране, простиравшейся РѕС‚ РЇРїРѕРЅРёРё РґРѕ Германии, РѕРґРЅРѕР№ РёР· небольшого числа «великих держав», определявших ситуацию РІ РјРёСЂРµ, РЅРµ могла РЅРµ иметь огромных международных последствий. Сам Карл Маркс РІ конце жизни надеялся, что русская революция послужит неким детонатором, вызвав пролетарскую социалистическую революцию РІ промышленно более развитых западных странах, РіРґРµ имелись для нее РІСЃРµ условия. Как РјС‹ СѓРІРёРґРёРј, РІ конце Первой РјРёСЂРѕРІРѕР№ РІРѕР№РЅС‹ казалось, что РІСЃРµ именно так Рё произойдет.

Существовала лишь РѕРґРЅР° сложность. Если Р РѕСЃСЃРёСЏ РЅРµ была готова Рє марксистской пролетарской социалистической революции, значит, РѕРЅР° РЅРµ была готова Рё Рє либерально-буржуазной революции. Однако даже те, кто мечтал только РѕР± этой революции, должны были найти СЃРїРѕСЃРѕР± осуществить ее, РЅРµ опираясь РЅР° малочисленный Рё ненадежный СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРёР№ либеральный средний класс — незначительное меньшинство населения, РЅРµ обладавшее РЅРё репутацией, РЅРё общественной поддержкой, РЅРё традициями участия РІ представительных органах власти. Кадеты — партия буржуазных либералов — получили менее 2,5 % депутатских мандатов РІ избранном свободным голосованием (Рё РІСЃРєРѕСЂРµ распущенном) Учредительном собрании 1917—1918 РіРѕРґРѕРІ. Р?наче буржуазно-либеральную революцию РІ Р РѕСЃСЃРёРё можно было осуществить лишь СЃ помощью восстания крестьян Рё рабочих, которые РЅРµ знали Рё РЅРµ интересовались тем, что это такое, РїРѕРґ руководством революционных партий, имевших РґСЂСѓРіРёРµ цели; однако, вероятнее всего, силы, делавшие революцию, перешли Р±С‹ РѕС‚ буржуазно-либеральной стадии Рє более радикальной «перманентной революции» (используя выражение Маркса, воскрешенное РІРѕ время революции 1905 РіРѕРґР° молодым Троцким). Р’ 1917 РіРѕРґСѓ Ленин (чьи мечты РІ 1905 РіРѕРґСѓ РЅРµ шли дальше создания буржуазно-демократической Р РѕСЃСЃРёРё) сразу же РїРѕРЅСЏР», что либеральной лошадке РЅРµ победить РЅР° СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРёС… революционных скачках. Это была реалистичная оценка. Однако РІ 1917 РіРѕРґСѓ РѕРЅ, как Рё остальные СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРёРµ Рё нероссийские марксисты, понимал, что РІ Р РѕСЃСЃРёРё просто РЅРµ существовало условий для социалистической революции. Р СѓСЃСЃРєРёРј революционерам-марксистам было СЏСЃРЅРѕ, что РёС… революция должна распространиться РєСѓРґР°-РЅРёР±СѓРґСЊ РІ РґСЂСѓРіРѕРµ место.

РџРѕ всем признакам казалось, что именно так Рё произойдет, поскольку Первая мировая РІРѕР№РЅР° закончилась массовым крушением политических систем Рё революционным РєСЂРёР·РёСЃРѕРј, РІ частности РІ потерпевших поражение странах. Р’ 1918 РіРѕРґСѓ РІСЃРµ четыре правителя побежденных держав (Германии, Австро-Венгрии, Турции Рё Болгарии) лишились СЃРІРѕРёС… тронов, как Рё царь побежденной Германией Р РѕСЃСЃРёРё, свергнутый еще РІ 1917 РіРѕРґСѓ. РљСЂРѕРјРµ того, социальная нестабильность, РІ Р?талии чуть РЅРµ закончившаяся революцией, ослабила даже те европейские государства, которые вышли РёР· РІРѕР№РЅС‹ победителями.

Как мы уже говорили, общественные системы европейских стран, принимавших участие в войне, начали разрушаться под воздействием страшных военных перегрузок. Волна патриотизма, сопровождавшая начало войны, пошла на спад. К 1916 году усталость от войны начала превращаться в угрюмое и тихое недовольство бесконечной и бессмысленной бойней, которой, казалось, никто не хочет положить конец. В 1914 году противники войны чувствовали свою беспомощность и одиночество, однако в 1916 году они уже понимали, что говорят от имени большинства. Насколько круто изменилась ситуация, было продемонстрировано, когда 28 октября 1916 года Фридрих Адлер, сын лидера и основателя австрийской социалистической партии, обдуманно и хладнокровно застрелил в венском кафе австрийского премьер-министра графа Штюргка (в ту эпоху еще не знали о службе безопасности). Это была акция публичного антивоенного протеста.

Антивоенные настроения, безусловно, укрепили политические позиции социалистов, РІСЃРµ более решительно возвращавшихся Рє прежней оппозиционности РІРѕР№РЅРµ, провозглашенной РёРјРё РґРѕ 1914 РіРѕРґР°. Р’ действительности некоторые партии (например, РІ Р РѕСЃСЃРёРё, Сербии Рё Великобритании) РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ переставали быть противниками РІРѕР№РЅС‹, Рё даже РєРѕРіРґР° социалистические партии ее поддерживали, именно РІ РёС… рядах можно было найти ее главных громогласных противников[4]. Р’ это же время организованное рабочее движение, возникшее РІ гигантской военной промышленности всех воюющих держав, стало главным центром антикапиталистической Рё антивоенной деятельности. Профсоюзные активисты РЅР° фабриках — опытные работники, искушенные РІ переговорах СЃ владельцами («цеховые старосты» РІ Великобритании, В«betriebsobleuteВ» РІ Германии) — стали символами радикализма, так же как мастера Рё механики новых, оснащенных современной техникой военных кораблей, похожих РЅР° плавучие фабрики. Р? РІ Р РѕСЃСЃРёРё, Рё РІ Германии главные военно-РјРѕСЂСЃРєРёРµ базы (Кронштадт, Киль) стали основными революционными центрами. Р’Рѕ время гражданской РІРѕР№РЅС‹ РІ Р РѕСЃСЃРёРё 1918—1920 РіРѕРґРѕРІ восстание РЅР° французских военных кораблях РІ Черном РјРѕСЂРµ явилось причиной прекращения французской военной интервенции против большевиков. Так антивоенные настроения приобрели цель Рё организаторов. Р?менно РІ это время австро-венгерские цензоры, проверявшие корреспонденцию СЃРІРѕРёС… солдат, стали замечать изменение тона РІ РёС… письмах. «Если Р±С‹ только Господь ниспослал нам РјРёСЂВ» превратилось РІ «с нас хватит» или даже РІ «говорят, что социалисты собираются заключить РјРёСЂВ».

Поэтому неудивительно (по сведениям тех же цензоров), что русская революция явилась первым политическим событием в мировой войне, нашедшим отражение даже в письмах крестьянских и рабочих жен. Естественно (особенно после того, как Октябрьская революция привела к власти большевиков), что устремления к миру и социальной революции слились воедино: в трети всех писем, перлюстрированных с ноября 1917 по март 1918 года, выражались надежды на обретение мира с помощью России, еще в одной трети — с помощью революции, а в остальных 20%—при сочетании того и другого. То, что русская революция должна иметь исключительное международное влияние, было ясно всегда: даже ее первый этап 1905—1906 годов заставил пошатнуться самые древние империи, от Австро-Венгрии и Турции до Персии и Китая («Эпоха империй», глава 12). К 1917 году вся Европа превратилась в пороховой погреб, в любую минуту готовый взорваться.


 
, . .

:

  • Мировая революция. VII
  • Мировая революция. III
  • Мировая революция. РЎРЅРѕСЃРєРё
  • Мировая революция. Вступление
  • Государство Рё революция. Аннотация Рё предисловия


  •  
     
     
     
     
    {videolist}
     
    XML error in File: http://rkrp-rpk.ru/component/option,com_rss_stok/id,9/
    XML error: Opening and ending tag mismatch: hr line 5 and body at line 6

    XML error in File: http://krasnoe.tv/rss
    XML error: StartTag: invalid element name at line 1

     
     
    opyright © 2010 Rezistenta Atola